История моды. Главный пижон XVII века - Людовик XIV (окончание). Туфли людовика


История моды. Главный пижон XVII века

История костюма и его составляющих.

Начало статьи История моды.

Главный пижон XVII века - Людовик XIV, и продолжение.

Поскольку канализация в городах тогдашней Европы практически отсутствовала, на улицах стояли ужасный смрад и вонь, которые пытались перебить запахом терпких духов. Ситуация усугублялась тем, что личная гигиена еще не стала привычной. Даже в королевских дворцах не было удобных туалетных комнат, а если и были, то маленькие и плохо оборудованные. В них едва помещался маленький стол, зеркало, таз с кувшином.

Мыться было принято по частям в тазу, поливая себя из кувшина. Поскольку умывались не каждый день, то помады, которые наносились на лицо, к концу недели образовывали толстый слой. Чистить зубы вообще никому в голову не приходило. Естественно, что от людей сильно пахло прогорклой пудрой, жиром, потом и просто гнилыми зубами. Сам король-Солнце, боясь погибнуть (было предсказано еще до рождения, что ему суждено умереть от воды), за всю свою жизнь мылся только 4 раза! Людовик XIV вообще не умывался (!), а только слегка брызгал на руки и лицо любимыми им жасминовыми «Испанскими духами»! Однажды его любовница госпожа де Монтеспан в сердцах сказала, что «от Его Величества разит, как от вонючего козла»...

Подражая королю-Солнце, аристократия не интересовалась простыми запахами, а жаждала изысканных. Французская парфюмерия того времени переживала необычайный подъем. Жасмин, тубероза и роза — вот основные компоненты для производства духов.

Дворяне обычно носили обувь (полусапожки или туфли с плоским округлым носком — «утиным носом») из мягкой вышитой или тисненой кожи разных цветов (чаще белого) на высоком (от 15 до 24 см! красном каблуке и на толстых (7-10 см) пробковые подошвах, обтянутых красной кожей. В результате некоторых модников стали называть «господин красный каблук».

Предполагают, что моду на такую обувь ввел невысокий Людовик XIV, заказавший в 1660 г. себе на церемонию коронации подобные туфли у известного сапожника из Бордо. На таких каблуках нельзя уже было ходить, а можно было только подпрыгивать. Зато такие высокие каблуки делали походку горделивой, человек словно совершал различные па.

Сначала высокие каблуки носили как женщины, так и мужчины. Но для женщин такие «высоты» были значительно важнее, а потому они «удержались» на каблуках такой гротескной величины. Даже когда каблуки стали тонкими.

Мужчины и женщины брали уроки красивой ходьбы на каблуках. Правда, к концу века каблук стал ниже (король постарел и ему стало труднее передвигаться на высоком каблуке).

За годы правления Людовика XIV мужчина стал более элегантным, более похожим на разряженную женщину, более женственным, неспособным к труду.

Франция в это время была образцом для европейского дворянства, поэтому правилам хорошего тона и моды, которые она диктовала, следовали не только коронованные особы и их приближенные, но и все дворянство в целом. Все это было не простым развлечением, а дорогостоящей и изнурительной игрой, направленной на подчинение себе других.

Вся Европа восторженно говорила о грации француженок, галантности их кавалеров. Везде господствовали французская речь, французские нравы

все старались уподобиться французам и французской моде. Весь цивилизованный мир стал одеваться на французский лад. Сотни, тысячи дворян надевали парики и щеголяли в башмаках на высоких красных каблуках. Всякий, кто хотел прослыть важной персоной, старался подражать французскому монарху. Хотя англичане, немцы, русские и другие народы вносили в одежды что-то свое, но это были лишь детали. Французская мода не только стирала национальные различия — она постепенно сблизила по внешнему виду отдельные сословия. Начиная именно с времен Людовика XIV, можно уже говорить о мировой моде.

...Людовик XIV жил долго — 77 лет. И правил он немало - 72 года (1643-1715 гг.). Эти годы были отмечены в истории костюма небывалой роскошью. Стремление к роскоши, расточительные траты на удовлетворение мимолетных капризов короля не прошли бесследно. К концу правления Людовика XIV государственная казна Франции оскудела настолько, что в плавильную печь пришлось отправить королевский золотой сервиз вместе с кольцами для салфеток, украшенными бриллиантами, и серебряный алтарь собора Парижской богоматери.

Таков финал блестящего царствования импозантного государя, когда-то во всеуслышание гордо заявившего: «Государство — это я!». «Солнце» французской моды закатилось. Но придуманный Людовиком образ просвещенного монарха надолго пережил своего создателя...

beauty.wild-mistress.ru

Каблук «Людовик» — СпецОдежда

Каблук «Людовик» - это одна из самых ранних форм каблука. Придумал ее Николя Лестаж в 1660 году. Каблуки вошли в моду благодаря французскому королю Людовику XIV, который был невысок ростом, всего 160 см. Ему хотелось прибавить себе роста и выглядеть внушительно. Высота каблука была значительной. Ходить на них было непросто, но уделом их владельца была праздная жизнь. При французском дворе эпохи короля-солнце одежда играла важную роль, подчеркивая абсолютную божественную власть и право монархии. Она отделяла бедных от богатых. Эта страсть к придворной экстравагантности не утихла и во времена Людовика XV, который также носил каблуки «Людовик». Их вырезали из дерева. Сужавшиеся в центральной части и расширяющиеся книзу, они выглядели изящно и были достаточно устойчивы при ходьбе. В отличие от котурнов и обуви на высокой подошве каблуки «Людовик» впервые приподняли пятку по отношению к пальцам. На протяжении XVIII века у женских туфелек были каблуки «Людовик» разной толщины и высоты, доходившей до 10 см. Благодаря фаворитке Людовика XV маркизе де Помпадур популярными стали чуть более высокие и тонкие каблуки «Людовик», получившие название «Помпадур». Их носили с платьями с облегающими корсажами на китовом усе и пышными юбками, растянутыми обручами. Роскошные ткани для пошива обуви были нормой. Их расшивали золотой нитью, украшали вышивкой. Фаворитка короля предпочитала туфельки с огромными парчовыми бантами или драгоценными пряжками.

Во время Французской революции форма обуви изменилась, и так как Мария-Антуанетта взошла на эшафот в туфлях на высоких каблуках, они стали ассоциироваться с аристократическим декадансом.

Соблазнительная туфелька

В XVIII в. мадам де Помпадур ввела в моду более тонкую и высокую версию каблука «Людовик».

Винтажный каблук «Людовик»

В 1920-х годах каблук «Людовик» был неотъемлемым элементом вечерней обуви, которую носили модные и смелые эмансипе.

Это совершенно не годилось для новой революционной эры. Тапочки без каблука оставались в женской моде всю первую половину XIX века. В 1854 году Жан-Луи Франсуа Пине (Pinet) запатентовал каблук «Пине», облегченный вариант каблука «Людовик», и соединил его с открытыми кожаными туфлями и расписанными от руки шелковыми женскими сапожками, покрытыми сложной золотой вышивкой. Их носили богатые парижанки, посещавшие мастерскую кутюрье Шарля Фредерика Ворта. Среди его клиенток были и «новые версальские куртизанки», известные проститутки периода декаданса на стыке веков (1890-1900). Они были признанными «королевами эротики», и к ним относились Прекрасная Отеро, Лиана де Пужи и Эмильена д'Алансон. Они собрали огромные состояния исключительно благодаря своим талантам в спальне. Каблуки «Пине» и «Людовик» стали воплощением соблазна XVIII века, создавая иллюзию эротических удовольствий в версальском будуаре.

Когда к каблуку «Людовик» добавляли еще и крупную пряжку, туфли приобретали еще большую созвучность с XVIII веком. Пьетро Янтурни использовал венецианские кружева той эпохи, золотое шитье и пряжки с бриллиантами для создания изысканных туфель ручной работы с каблуками «Людовик» для своих престижных клиенток, среди которых была разведенная миллионерша Рита де Акоста Лидиг. Ее туфли хранились на деревянных колодках для обуви, которые Янтурни сделал из старинных скрипок. Держали обувь в сделанном на заказ русском сундуке, обтянутом изнутри кремовым бархатом. В то время каблуки «Людовик» считались сексуальными, особенно после того, как в 1889 году на них встали исполнительницы канкана в «Мулен-Руж».

Vivier для Dior (1957) Роскошные туфли с каблуком «Людовик» из розовой с черным шелковой парчи. Vivier для Dior (1957) не скрывает своих корней, уходящих в XVIII век, и выполнена из горчично-желтого шелка. Yves Saint-Laurent (1992) Преувеличенный «Людовик» из тисненого шелкового бархата цвета бордо.

Пика популярности каблук «Людовик» достиг в 1900-х годах, когда изящные женские ножки все еще ценились. А его форма зрительно уменьшала ступню при взгляде спереди. В середине 1920-х годов, когда в дневную моду начали входить кубинские каблуки, «Людовик» стал атрибутом вечерних туфель. Он стал выше и сильнее сужался в центральной части, но потом его вытеснили платформа и танкетка. Своим новым рождением в 1950-х годах каблук «Людовик» обязан французскому дизайнеру обуви Роже Вивье, который осознал всю соблазнительность и роскошь этого каблука. Его вариант-это гибрид шпильки и «Людовика». Его использовали в самых кокетливых туфельках, которые Вивье создавал для Christian Dior. В 1962 году Вивье соединил низкий каблук «Людовик» с вечерними мюлями, расшитыми драгоценными камнями, заставив журнал L'Aurore написать: «Вечерние туфли от Вивье - это творение ювелира, а не обувщика. Их можно шить только для принцесс и кинозвезд».

Christian Dior (1965) Туфли из белого атласа с каблуком «Людовик» с сеткой, блестками и бисером. Christian Dior (1964) Черные с бежевым лодочки из шелкового крепдешина с бисером и блестками. Rossimoda (1996) Модель в стиле рококо из розового шелкового атласа со стеклярусом, блестками и вышивкой.

Каблук «Людовик» никогда больше не был так популярен, как в начале XX века. Лишь в конце 1980-х годов его ждал короткий ренессанс в моделях от Christian Lacroix, Manolo Blahnik, Emma Hope, Rene Caovilla (Венеция) и Stuart Weitzman. Все это были ретроспективные модели, включая ботильоны в стиле короля Эдуарда. Канадец Джон Флувог в начале 1990-х годов создал авангардный вариант каблука - «Гиньоль». А Кристиан Лубутен использовал этот каблук на протяжении всей своей карьеры, и, как Вивье до него, он понимает его кокетливые ассоциации.

Красота каблука «Людовик» в его наивысшей эргономичное™. Каблук расположен непосредственно под пяткой, обеспечивая равновесие и равномерное распределение тяжести тела, ноги и спина оказываются на одной линии. После десятилетия громоздких каблуков вполне можно ожидать возвращения «Людовика».

unionalls.ru

Происхождение разных видов обуви, часть 3: обувь на каблуке и платформе | КУР.С.ИВ.ом

obuv_5_00

Автор статьи: Сергей КурийРубрика «Красота и мода»

С тех пор, как наши предки распрямились, и встали на две ноги, человечество не покидает желание сделать себя ещё выше. Способ для этого ровно один — увеличение высоты обуви за счёт платформы и каблуков.

Котурны

История первой в мире платформы берёт своё начало в древнегреческом театре. В 5 в. до н.э. драматург Эсхил не только изобрёл жанр трагедии, но и ввёл много других театральных новшеств — декорации, летательные машины, маски и котурны. Котурнами называли сандалии, к которым крепились очень высокие пробковые подошвы. В результате актёр как бы оказывался на пьедестале, становился заметнее и величественней. Но были и недостатки — чтобы не рухнуть с таких подошв, приходилось передвигаться по сцене, опираясь на трость.

obuv_5_01

Впоследствии, появится и крылатое выражение — «встал на котурны», характеризующее напыщенного глупца, принимающего театральную позу и поглядывающего на всех свысока.

Чопины или цокколи

«Г а м л е т (актёрам):Вас ли я вижу, барышня моя? Царица небесная, вы на целыйвенецианский каблук залетели в небо с нашей последней встречи!».(В. Шекспир «Гамлет»)

То, что в переводе Б. Пастернака стало «венецианским каблуком», в оригинале звучит, как «chopine».

obuv_5_02Турецкие паттены — подобие чоппинов — на рисунке Ж. Лиотара, 1743 г.

На самом деле чоппины, или цокколи (копытца) были, скорее, не каблуками, а платформами. Точнее — неким подобием деревянных калош с платформами. Своей популярности чоппины обязаны венецианским дамам XIV века, которые стали надевать их, выходя на грязные средневековые улицы. Таким образом, женщины убивали сразу двух зайцев — защищали дорогие мягкие тапочки и увеличивали свой рост. В желании стать выше удержу не знали — высота чоппинов порою доходила до 50 см, поэтому экстремальные модницы ходили в сопровождении служанок.

obuv_5_03Реконструкция венецианского чопина XVI века.

Противников у этой чудной обуви хватало. Врачи писали, что из-за частых падений с чоппинов резко возросло число выкидышей. А католическая церковь объявила такую обувь символом распутства. И надо сказать, не без оснований — чоппины-цокколи так полюбили куртизанки, что само слово «zoccola» стало означать в Италии девиц лёгкого поведения.

В начале XVII века эта обувь вышла из моды. Её место занял каблук…

Каблук «Людовик»

Каблуки в обуви использовались ещё задолго до правления французского «короля-Солнца» — как мужчинами, так и женщинами. На древнеегипетских фресках можно увидеть, что прототип каблуков носила местная знать ещё в IV тысячелетии до н.э. Но широкое распространение этот элемент обуви получил, благодаря азиатским всадникам, которым каблук помогал прочно закреплять ногу в стременах.Женские каблуки долгое время были невысокими. Пока в 1533 году большая модница и интриганка Екатерина Медичи не решила увеличить высоту своих свадебных туфель аж до 5 см.

Однако по-настоящему резкий подъём пятки над носком ввёл в моду именно Людовик XIV. Ростом он был невелик (160 см), поэтому каблук пришёлся, как нельзя кстати. Непосредственное отношение к этому новшеству имел придворный сапожник короля по имени Николя Лестаж. В 1660 году он начинает шить для Людовика обувь, высота каблука которой достигает 10 см. Несмотря на это, каблук «Людовик» — сужающийся в центре, расширяющийся книзу и расположенный точно под пяткой — до сих пор считается одним из самых эргономичных.

obuv_5_04Красные каблуки Людовика XIV.

Лестаж за свои достижения (в число которых входили сапоги без единого шва!) получил дворянство, а весь французский двор вслед за Людовиком встал на каблуки (конечно, они были поскромнее и пониже, чем у блистательного монарха). Особенно эффектными считались белые туфли с каблуком красного цвета (красный каблук стал привилегией высшей знати).

Хотя каблуки носили и дамы, какое-то время эта деталь обуви считалась символом мужественности, а не женственности.Настоящий прорыв в истории женского каблука совершила фаворитка следующего Людовика — 15-го, известная, как маркиза де Помпадур. Её каблуки были немного ниже мужских, но при этом тоньше и изящнее.

obuv_5_05Женская туфля 1760-х годов.

Мужчины тут же оценили нововведение, потому что женщина, шествующая на каблуках, приобретала соблазнительную осанку — её прелести начинали выпирать, как спереди, так и сзади.

obuv_5_06Туфельки-мюли российской императрицы Екатерины II.

А тут ещё наступила эпоха рококо, и подол женских платьев впервые за много веков приподнялся до щиколоток. Наконец-то дамы могли похвастаться и ножкой, и обувью.Так как одним из канонов женской красоты была крохотная ступня, в XVIII веке появляется особый вид каблука — «голубиная лапка». Он сильно вгибался внутрь и зрительно делал ножку меньше.

В течение всего «галантного века» высота женского каблука набирала высоту, достигая иногда 20 см! Женщины подобно балеринам буквально ходили на кончиках пальцев и, чтобы не упасть, опирались на трость.Ну, а чтобы верх обуви не задирался, пришлось сделать ещё одно открытие — изобрести обувной язычок.

obuv_5_07

Модную тенденцию прервала Французская революция. В 1793 г. Мария Антуанетта ещё поднималась на плаху, цокая каблуками, но вместе с гибелью королевы закончилась и целая страница в истории моды. Обувь на каблуках сменили лёгкие плоские туфельки…

Ботинки и полуботинки

Разумеется, история каблуков на этом не закончилась. К середине XIX века в моду снова вернулся каблук-«рюмочка», а главной женской обувью становятся ботинки и полуботинки на пуговицах или шнуровке. Для холодной погоды их делают из кожи и оторачивают мехом, для тёплой используют парусину.

obuv_5_08

Как и прежде, в цене маленькая ножка, поэтому обувь должна была облегать ступню, как можно, плотнее. Чтобы утянуть ногу, ботинки туго шнуруют или застёгивают на множество пуговичек (иногда их количество достигает 25 штук). Как вы догадываетесь, процесс обувания был не из лёгких. Одними руками здесь было не справиться, и для застёгивания пуговиц требовался специальный крючок, а часто и помощь служанки.

Эйлин Элиас: «Петли для пуговиц были такими тугими и узкими, что они причиняли боль пальцам, а крючок для пуговиц не всегда оказывался под рукой. Даже если он у вас был, обязательно протаскивал в петлю не ту пуговицу. Я сидела и боролась с моими сапогами, глотая слезы».

Понятно, что позволить себе часами обуваться могли только состоятельные неторопливые дамы с кучей свободного времени. Как только женщины стали более активными и спортивными, неудобные боты на пуговицах отошли в прошлое.

Танкетка

«Резина сделала бы походку подпрыгивающей. Пробка же создает ощущение, что ноги ступают по подушке».(С. Феррагамо)

В 1936 году все уже понимали, что мир стоит на пороге Второй Мировой войны и стремительно вооружались. С материалом для обуви было туго, и итальянец Сальваторе Феррагамо ломал голову над вопросом — из чего бы такого — недорогого и надёжного — делать подошву для дамских туфель. Свой выбор он остановил на пробковом дереве.

Новая пробковая подошва увеличивалась по мере приближения к заднику и с успехом заменяла каблук. При этом она была и устойчивей, и удобнее. Так как время было военное, её прозвали танкеткой (по аналогии с гусеничной частью танка).Мода на танкетку и высокую платформу продержалась до 1950-х годов.

obuv_6_01

Диана Врилэнд, редактор американского «Vogue»: «Все ходили в деревянной обуви — клак-клак-клак. Можно было определять время по звуку деревянных подметок на тротуаре. Если звуки буквально заполняли все вокруг, значит, наступил час ланча, и люди выходили из офисов и шли в рестораны. Потом снова раздавался сильный шум, когда они возвращались».

obuv_6_01b

На смену танкетке пришли лодочки со шпильками.

Туфли-лодочки

«Бросают «Чайку » и бегут в ночи Из крокодильей кожи «лодочки « И пробежать по Сретенке домой Ботинки-«лодочки» берут с собой…»(из песни группы БРАВО)

История «лодочек» — туфлей, плотно облегающих ногу без помощи застёжек и ремешков — ведёт своё начало ещё с XV века. Тогда подобную обувь носили английские слуги, и называлась она «pomps». А в XIX веке в той же Британии она стала обязательной частью дресс-кода для женщин-судей.

К концу XIX века, когда технологии позволили такой обуви более прочно держаться на ноге, туфли без застёжек приобрели популярность, как среди мужчин, так и среди женщин. Правда, собственно название «лодочки» правильнее применять именно к дамским туфлям, для которых характерен низкий вырез спереди, придающий «лодочную» форму. А вот каблуки могли быть самые разные — от низких до высоких.

obuv_6_02Пример туфлей-лодочек — рубиновые башмачки Дороти из к-ф «Чародей из страны Оз» (1939).

Дизайн «лодочек» тоже не стоял на месте. В 1957 году Коко Шанель представляет бежевые туфли с носком чёрного цвета, который зрительно уменьшал размер стопы. Появляются «лодочки» и с полностью открытым носком. А в 1963 году Роже Вивье создаёт для коллекции Ив Сен-Лоран «лодочки» с плоским каблуком, удлинённым квадратным носком и большой серебряной пряжкой. Так как подобную обувь носили пуритане XVII века, эмигрировавшие из Европы в Америку, то модель Лорана прозвали «лодочки-пилигримы».

obuv_6_03Лодочки-пилигримы на ногах Катрин Денёв.

«Пилигримы» устарели довольно быстро, а вот сам тип «лодочек» в разных вариациях сохранил стабильную популярность и по сей день.

Шпильки

«Шпильки сами по себе являются сексуальным символом, где женственность сливается с мужским доминирующим началом».(дизайнер обуви Маноло Бланик)

Женская ступня и обувь всегда были окутаны эротическим ореолом. Своей крайности влечение к женской ноге достигло в такой сексуальной девиации, как фетишизм. Уже на фетиш-рисунках конца XIX века можно увидеть высокий острый каблук — символ властной женщины-госпожи. Да и выражение «подкаблучник» в пояснениях не нуждается.Однако настоящая история т.н. шпильки начнётся гораздо позднее…

В 1947 году Кристиан Диор покорил весь мир новым женским силуэтом «New Look» (осиная талия, покатые плечи, широкие длинные юбки). Туфли на платформе к тому времени изрядно надоели, и модные обозреватели спорили: какой обуви будет суждено занять их место — на плоском каблуке или высоком?И вот в 1952 году, уже упомянутый выше, Роже Вивье изобретает для Дрма Диора новую модель «лодочек» — с заострённым носком и тонким каблуком, поднимающим пятку над полом на высоту 7-10 см. В 1953 году в обуви на этих каблуках коронуется сама Елизавета II. В то же время похожие тонкие каблуки представляет и Сальваторе Феррагамо.

obuv_6_04«Лодочки» на шпильках, изготовленные Роже Вивье для Дома Диор.

Поначалу каблук был деревянным и часто ломался, но спустя два года его стали усиливать металлическим стержнем. Так появилась, хорошо известная нам, шпилька-стилет. Обувь на таком каблуке делала женщину выше (недаром поклонницей шпилек является малорослая поп-звезда Кайли Миноуг) и зрительно уменьшала стопу, придавая ей изящный изгиб. Кроме того при ходьбе на шпильке напрягалась и выгодно выделялась голень.

obuv_6_06Каблуки-стилеты.

К концу 1950-х популярность шпилек росла вместе с их высотой, которая стала достигать 12, а иногда и 15 см. Одна американка даже признавалась, что настолько привыкла к шпилькам, что, когда обула обувь с каблуком пониже, тут же… сломала щиколотку.Популярность шпилек радовала далеко не всех. Многие справедливо считали их травмоопасными. Публиковались предупреждающие фото, на которых изображались женщины, застревающие каблуком в водосточной решётке. И самое главное — шпильки изрядно портили пол. В 1960 г. во Франции даже приняли закон, запрещающий обуви со шпильками переступать порог Версальского дворца. Поэтому вскоре Мехмет Курдаш начинает прикреплять к кончиком каблуков предохраняющий стальной диск.

obuv_6_05Актриса Джейн Мэйнсфилд.

1950-е годы были ещё достаточно пуританскими, поэтому ношение слишком высоких каблуков подростками считалось неприличным. Допустимыми считались т.н. kitten-hill — стройные каблуки высотой от 3,5 до 4,7 см. Их также прозвали «каблуками-тренажерами», на которых юные девицы будут практиковаться перед тем, как встанут на настоящую шпильку.В начале 1960-х «kitten-hill» уже становятся популярны среди всех возрастов. Мода на шпильку проходит, её место занимают более устойчивый каблук.

obuv_6_07Каблуки «kitten-hill».

«Невидимая» сандалия Феррагамо

Идея «невидимой» сандалии пришла к знаменитому дизайнеру ещё в годы Второй Мировой войны, когда традиционный материал для обуви был слишком дорог. Однажды Феррагамо наблюдал, как итальянские рыбаки закидывают сети, и его осенило — почему бы не сделать верх обуви из прозрачных нейлоновых ремешков?Свою модель он представил уже после войны — в 1947 году, и даже отхватил за неё премию Неймана Маркуса (первым из дизайнеров обуви). К нейлоновому верху был добавлен клинообразный каблук, и в результате, создавалось ощущение, что нога женщины, будто парит над землёй.

obuv_6_08Невидимая сандалия Феррагамо из коллекции 2012 г.

Правда, в народ «невидимые» сандалии пошли не сразу. Несмотря на «экономный» замысел, результат стоил недёшево, а выглядел излишне лаконично. В газетах писали: «Зачем покупать невидимые туфельки за 29,85 долларов, когда за эту цену можно купить четыре тонны угля?».Оценили новшество Феррагамо лишь в 1960-е годы. Оказалось, что присутствие отстутствия тоже может быть привлекательным.

Платформа 1970-х

В начале семидесятых высокая платформа триумфально возвращается в мир моды. Только на этот раз её апологетами становятся… мужчины. На подмостках рок-сцены начинает царить новый стиль — «глэм»: вычурный, сверкающий, женоподобный. Мужики активно завивают волосы, красят глаза, украшают себя блёстками, превращаясь в неких двуполых инопланетных существ подобно Зигги Стардасту — сценическому образу Дэвида Боуи.

obuv_6_09

Довершают образ блестящие, разукрашенные сапоги и ботинки, высота платформы которых достигает 10 см. Чтобы лишний раз подчеркнуть высоту, слои платформы выделяют разными цветами и материалами. Пресса называет такую обувь «чудовищной» и «безвкусной», но это не очень помогает. Особенно радуются тщедушные и малорослые (вроде Элтона Джона и Дейва Хилла из SLADE).

Нодди Холдер, участник группы SLADE:«К 1972 мы были знамениты своими платформами. В первый раз ботинки выступили на Top Of The Pops когда «Coz I Luv You» стала № 1. Никто не носил их, многие даже ни разу не видели. Мы отцепили их по чистой случайности во время похода в Кенсингтон Маркет. …Ничего подобного мы прежде не видели, даже на уличных ребятках, не говоря о музыкантах. Я купил красно-желтые, Дейв – серебристые, которые были скорее не ботинки, а сапоги с немыслимой высотой подошвы. Дейв боготворил вещь, потому что был маловат ростом. С течением лет сапоги становились выше и выше. Это было время, когда началось негласное соревнование с Гари Глиттером за покорение вершин роста».

С платформами-пьедесталами соседствует и обувь на большом массивном каблуке, порой напоминающая обычные женские сапоги. Во второй половине 1970-х буйство глэм-стиля заканчивается, но высокие каблуки продержатся на подмостках рок-сцены вплоть до конца 1980-х. А в конце 1990-х обувь на платформе вернётся и в женскую моду.

Возвращение шпильки и лубутены

Согласно закону маятника, пережив спад в 1960-е, женская шпилька вновь начинает набирать популярность к концу 1970-х, а в 1980-е становится повсеместной. Туфли на высоком каблуке носят даже в офисах наряду с широкоплечими пиджаками. Но маятник моды продолжал качаться. В 1990-е годы шпилька снова надоела, а в 2000-е опять стала востребованной.И как тут не упомянуть о т.н. «лабутенах», воспетых группой ЛЕНИНГРАД в песне «Экспонат».

«Экспонат» — отнюдь не первая песня, посвящённая этой модели. Ещё в 2009 году Дженнифер Лопес воспела туфли в композиции так и названной «Louboutins».

На самом деле грамотно говорить не «лабутены», а «лубутены». Именно такова фамилия их создателя — Кристиана Лубутена. Ещё в 1990-е этот французский дизайнер вознамерился вернуть в моду высокий каблук, всё с той же целью — «сделать женщину сексуальной, чтобы её ноги казались длиннее, насколько это возможно».Внешний облик лубутенов не был чем-то революционным — по сути, это были те же туфли-лодочки с глубоким вырезом и каблуком высотой до 12 см. Главным опознавательным знаком модели стала вызывающе алая подошва. В 2011 году Лубутен даже судился с Ив-Сен Лораном, который тоже стал производить обувь с красной подошвой. К счастью Лоран выиграл. Не хватало ещё авторских прав на цвет!

obuv_6_10

Т. Ганн, Э. Кэлхун «Библия моды»:«В отличие от шлепанцев, обувь на высоком узком каблуке всегда говорила о богатстве: нет нужды ходить в ней пешком, раз вы занимаете столь высокое положение, что вас всюду носят в паланкине или, в нынешние времена, возят на машине. Когда выходишь из лимузина, можно поставить ножки в туфлях, созданных Джимми Чу, прямо на красную ковровую дорожку, совершенно не опасаясь, что каблук застрянет в решетке или трещине на тротуаре».

Автор: Сергей Курийсентябрь 2016 г.

Происхождение разных видов обуви, часть 1: лёгкая обувь(сандалии, балетки, «вьетнамки» и др.)

Происхождение разных видов обуви, часть 2: туфли и ботинки

Происхождение разных видов обуви, часть 4: сапоги — от воинов до фетишистов

Происхождение разных видов обуви, часть 5: спортивная и зимняя обувь

www.kursivom.ru

На лабутенах. А вы знали, что появлению красной подошвы тех самых "лабутенов" мир обязан французскому монарху?

На лабутенах. А вы знали, что появлению красной подошвы тех самых "лабутенов" мир обязан французскому монарху?

Туфли с красной подошвой: от Людовика XIV до Кристиана Лубутена

После скандальной песни группы "Ленинград" мечтать о туфлях от Кристиана Лубутена стали даже те девушки, которые далеки от выставок Ван Гога и прочих культурных мероприятий. Забавный мотив крутился на языке у каждого, а жизненное видео пересмотрели миллионы пользователей сети. Но знаете ли вы, как появилась красная подошва на тех самых "лабутенов" ? Туфли от Кристиана Лубутена. Фото: womanadvice.ru

Туфли от Кристиана Лубутена. Фото: womanadvice.ru

Каблуки придумали не для того, чтобы их носили женщины. Это утверждение беспощадно рушит устоявшиеся стереотипы, ведь какой еще элемент женского гардероба сравнится с туфельками в красоте и сексуальности? Однако стоит полистать книги об истории европейской моды, чтобы убедиться в обратном: законодателем тренда стал Людовик XIV, известный как "король-солнце". Именно он в 17 веке издал указ, согласно которому обувь на красной подошве могли носить исключительно придворные короля. Таким образом, туфли стали особой привилегией, маркером, отличавшим людей благородного происхождения.Аристократы 17 века массово переобулись в туфли на каблуках, но столкнулись с проблемой: эта обувь совершенно не подходила для ежедневной носки.

 

Обувь кавалерии в Персии, 17 век. Фото: batashoemuseum.ca

Обувь кавалерии в Персии, 17 век. Фото: batashoemuseum.ca

Оказывается, Людовик позаимствовал дизайн у… армии персов. Удивлены? Такая обувь действительно использовалась на Ближнем Востоке для обмундирования кавалерии. Стоя в стремени на каблуке, было легче удерживать равновесие, доставать лук и стрелы во время боя. Шах Аббас I старался всеми силами укрепить отношения с Западной Европой в конце 16 века, именно он собрал крупнейший полк кавалерии в мире, и он же в 1599 году отправил в Европу первую дипломатическую миссию из Персии.

 

Портрет Людовика XIV, 1701, Гициант Риго

Портрет Людовика XIV, 1701, Гициант Риго

Персидская "новинка" пришлась по вкусу европейской аристократии, и, чтобы еще сильнее подчеркнуть свою значимость, каблуки стали делать чуть выше. Ходить по улице в такой обуви было практически невозможно, туфли не были предназначены для носки по разбитым дорогам. Однако это мало кого волновало: аристократические наряды всегда славились вычурностью и помпезностью при минимальной функциональности. Да и не ходили важные особы пешком по улицам, так что могли себе позволить щеголять в туфлях по дворцовому паркету.

 

Мужские туфли при дворе Людовика XIV. Фото: fashionstime.ru

Мужские туфли при дворе Людовика XIV. Фото: fashionstime.ru

 

Бал при дворе Людовика XIV. Фото: anngolon-angelique.com

Бал при дворе Людовика XIV. Фото: anngolon-angelique.com

Сам Людовик полюбил каблуки за то, что они делали его визуально выше. С ростом всего 1, 63 м он носил 10-сантиметровые каблуки, котором бы позавидовали современные модницы. Так он выглядел более убедительно, позируя для картин с батальными сценами. Подошва всегда была исключительно красной, ведь туфли воспринимались как часть воинского обмундирования. Вскоре такие туфли стали знамениты по всей Европе, например, в 1661 году в такой обуви щеголял Карл II во время коронации в Англии.

 

Мужской туфель. Фото: messynessychic.com

Мужской туфель. Фото: messynessychic.com

Интересно, что женщины переняли каблуки именно как часть мужского наряда. Первые попытки ходить в такой обуви возникли одновременно с экспериментами по ношению короткой мужской стрижки и мужских головных уборов. Приоритеты поменялись лишь в конце 17 века, тогда на женской обуви каблук становится тоньше, а мужчины постепенно отказываются от него вовсе. По мнению историков моды, мужчины выбрали функциональность, тогда как женщины остались верны "отвоеванным" каблукам.

 

Туфли с красной подошвой, коллаж. Фото: italy-shop.by

Туфли с красной подошвой, коллаж. Фото: italy-shop.by

 

Красная подошва заимствована из армейской среды. Фото: messynessychic.com

Красная подошва заимствована из армейской среды. Фото: messynessychic.com

  ссылка 

7lostworlds.ru

Мода в XVII веке. - История Нового времени

Нерсесов Я.Н. Они определяли моду/Я.Н.Нерсесов, худож. Г.Н.Соколов. М.: АСТ, Астрель Транзиткнига, 2006. (Великие и знаменитые).Глава «Им поклонялись в эпоху Возрождения и абсолютных монархий». Стр.55-122.

Главный пижон XVII века Людовик XIV[стр.66] Во второй половине XVII в. в европейской моде стали господствовать вкусы французского двора короля-Солнце Людовика XIV Великого (1638-1715), определившего характер своего правления знаменитой фразой: “L’Etate c’est moi!” (фр. «Государство – это я!»). Жизнь при дворе подчинялась строгому этикету и представляла собой бесконечно длящийся спектакль, главным действующим лицом которого был король.С началом правления Людовика XIV поменялись идеалы мужской красоты. Красавцем теперь стал называться мужчина, не способный к физическому труду. Красивая тонкая кисть, непригодная к работе, зато умеющая нежно и деликатно ласкать. Красивая маленькая ножка, движения которой похожи на легкий танец, едва способная ходить и совершенно не способная ступать решительно и твердо.Мужчина-рыцарь, воин окончательно превратился в светского придворного. Обязательное обучение дворянина танцам, музыке придавало [стр.67] его облику изящность. Его манеры, пластика вырабатывались главным образом под влиянием любимого развлечения двора – балета, который исполнялся тогда не профессионалами-артистами, а придворными и членами королевской семьи. Благодаря постоянным занятиям танцами, мужчины освоили округлые жесты, грациозные поклоны. На смену грубоватым повадкам и физической силе пришли иные высоко ценимые качества: ум, хитрость, изящество. Мужественность XVII в. – это и величественность осанки, и галантное обращение с дамами.В который раз женские вкусы поменялись: импозантный, надменный мужчина с тонкими чертами изнеженного лица и мелодичным голосом, изысканно обходящийся с дамами, ловкий охотник, наездник и танцор – вот их новый кумир. Таков портрет типичного придворного щеголя, таким хотели видеть женщины своего любовника! Таким был... король Людовик XIV!...Людовик обладал незаурядными художественными дарованиями. Так, он безошибочно играл на многих музыкальных инструментах, в оркестре улавливал малейшую фальшь и до 32 лет (вплоть до 1670 г.) [стр.68] танцевал на сцене в постановках классического балета, нередко его партнером был знаменитый танцор того времени Пьер Бошан. Недаром балет стал одним из любимейших развлечений придворной знати......Кстати, угодных себе дворян Людовик XIV осыпал наградами, придумывая им должности, которые щедро оплачивал, Среди придворных был хранитель королевской трости, хранитель королевского парика, надзиратель за королевским ...ночным горшком. Примечательно, что последняя должность считалась особо почетной: человек, следивший за королевским «стулом», больше других знал о состоянии здоровья Его Величества. Среди французского дворянства считалось особой привилегией присутствовать при утреннем одевании королевской персоны, которое занимало не менее двух часов...Именно с легкой руки Его Величества Людовика XIV стоимость нарядов стала фантастической. Так, один из его костюмов – пошитый самым знаменитым портным того времени Жаном Барайоном – оценивался в 2 миллиона ливров: на нем было одних только алмазов и бриллиантов около 2 тысяч! Подражая королю-Солнце, его придворные старались не отстать от моды на роскошные одеяния, и если не превзойти самого августейшего монарха, то, по крайней мере, не ударить в грязь лицом друг перед другом. Образцами для подражания королю стали не только его одежда, походка, но и содержимое вошедших в моду карманов.Великолепный Людовик играл свою роль властелина цивилизованного мира с таким достоинством и [стр.69] тактом, что его вкусы, в том числе в моде, были приняты в качестве образца. (При этом его интеллектуальные способности историки, да и фрейлины королевы в один голос оценивали как весьма средние.) Актер он был божьей милостью и ни разу за все свое очень долгое правление не сбился со своей роли абсолютного монарха. Быть одетым так же, как король-Солнце, означало проявить верноподданическую покорность. Мода стала льстивым царедворцем.По примеру Его Величества в мужском гардеробе насчитывалось не менее 30 костюмов по количеству дней в месяце – и менять костюмы полагалось ежедневно! А в середине правления Людовика XIV появился еще один королевский «сюрприз» – специальный указ об обязательной смене одежд по сезонам. Весной и осенью следовало носить одежды из легкого сукна, зимой – из бархата, ратина и атласа, летом – из тафты, шелка, кружев или газовых тканей. Так что недаром пословица того времени гласила: «Дворянство носит свои доходы на плечах». Дорогой роскошный костюм был признаком роскоши и эталоном красоты той поры.Сочетание цветов в одежде поначалу было довольно яркое и дерзкое: синий с алым либо темно-синий или темно-зеленый с белым и т.д. Только позднее, по мере взросления, а потом и старения Его Величества, в моду вошла гамма теплых тонов – коричневых, золотистых, табачных в сочетании с золотом. Особо модны стали полутона....Кстати, Людовик не жаловал черный цвет и черной стали делать только траурную одежду. [стр.70] Большой траур отличался от малого широким черным плащом и спущенной со шляпы черной вуалью. Его надевали только на похороны. В малом трауре шляпа имела черный бант. Считалось крайне неприличным не носить траурный костюм после смерти близких...Как известно, Людовик XIV вступил на престол еще 5-летним ребенком, и за него правила регентша-мать, королева Анна Австрийская. В этот период моде был присущ оттенок детскости: подражая малолетнему королю, придворные и аристократическая знать стали носить короткие одежды и длинные волосы.Когда Людовик XIV вышел из детского возраста, он сам стал законодателем мод, и взгляды всех модников снова обратились на него. В 1665-1670 гг. в костюме произошли перемены: он стал строже. Это был образ солидности, власти и богатства. «Великодушие и великолепие» – вот отныне девиз короля.Мужчины в те времена любили опоясываться широким цветным шарфом, который на боку завязывался кокетливым бантом....Кстати, о бантах. Подражая королю-Солнце, модники крепили их повсюду, буквально унизывая костюм: на левом плече, на каждом буфе рукава, на перчатках, на каждой туфле, везде, где только можно было, сидел импозантный бант (фр. galant). По этой причине франтов стали называть “les gallants”, а затем и эпоха стала именоваться «галантной». На костюм нашивали до 30 м лент и 500-600 бантов, Банты вплетали даже в парики. Розетки [стр.71] из лент и банты так закрывали спереди башмаки, что модник напоминал мохноногого голубя. Отсюда пошло еще одно выражение – пижон (фр. «голубь»). Именно в эпоху Людовика XIV возник особый фасон банта в честь ушедшей любви. Обычно он был связан с какой-то конкретной личностью и ее излюбленным цветом. А поскольку романов, как настоящих, так и придуманных, было много, то и количество бантов всевозможных расцветок по всему костюму было соответствующим...Все большую роль стала играть домашняя одежда: халат (шлафрок – от немец. schlafrock), домашний колпак и низкие мягкие туфли. Особенно в старости Его Величество Людовик полюбил появляться перед придворными в халате из плотной, простеганной или на меху ткани, колпаке и мягких туфлях. И этот наряд стал безумно моден: подражая королю, его носил любой выскочка, несмотря на королевские запреты.В конце века е моду входят большие муфты для... мужчин, поскольку стареющий модник Людовик XIV предпочитал прятать от посторонних взглядов [стр.72] свои дряхлеющие руки. Муфты носили на поясе на шнуре. 8 них пряталась нюхательная соль на случай дурноты, которая в пору полного игнорирования правил личной гигиены была очень распространенным явлением.Молва приписывала появление париков Людовику XIV. В детстве и юности он имел прекрасные волосы. Ему завидовали все модники. Однако, потеряв их в молодости (из-за какой-то малоизвестной болезни нервного характера), он заказал себе парик. Король настолько привык появляться в парике, придававшем его внешности помпезный вид, что никогда в присутствии посторонних не снимал его. Мало того, он издал указ о всеобщем ношении париков. И парики сохранялись как обязательная принадлежность костюма еще... 150 лет! Чтобы парик хорошо сидел, его надевали на остриженную голову. Так поступали не только мужчины, но и женщины. Парик стали рассматривать как знак высокого положения, неприличным считалось появление дворянина на людях без парика.Обычно парики делались из золотистых или рыжеватых волос. Локоны, разделенные прямым пробором, обрамляли лицо, спускались на плечи и спину. На рубеже XVII-XVIII вв. парики приобрели пирамидальную форму и изготовлялись из русых, а затем каштановых волос, длинными прядями спадавших на грудь и спину. Такой парик назывался «аллонж» (от фр. allonger – удлинять)....Кстати, в аллонже мужская голова становилась похожей на голову льва, обрамленную гривой. [стр.73] (Правда, некоторые ехидно сравнивали ее с головой пуделя. А поскольку круто завитые букли вверху аллонжа по форме напоминали рога, то шутники прозвали эти парики рогатыми.) Такой высокий парик как бы олицетворял величие и неприступность, столь присущие царю зверей – льву! Аллонж был призван производить неизгладимое впечатление на дам, так страстно желавших видеть в своих любовниках галантных... львов!..Но парики из натуральных белокурых волос имели право носить только сам Людовик и члены королевской семьи. Был даже издан специальный королевский указ, запрещавший аристократам и аристократкам использовать белокурые волосы для париков. Так как белокурые волосы были к тому же сравнительной редкостью, то многие стали осыпать темные парики мукой или рисовой пудрой, чтобы придать им более светлый оттенок. Придворные дамы должны были иметь несколько париков разного цвета – каштановый, черный, русый, белый.Во времена короля-Солнце существовало 45 различных видов париков. Причем каждое сословие носило свой особый. В день парики меняли минимум трижды: утром – черный, днем – каштановый, вечером – светлый для прогулок по бульвару. Парики хранились на специальных подставках – болванках. При отсутствии элементарной гигиены длинные кудрявые парики стали не только любимым прибежищем блох, вшей и тараканов, но и временной обителью мышат....Кстати, при дворе Людовика XIV штат придворных «делателей париков» (немец. parickmacher) [стр.74] увеличился до 5 000 человек, в то время как его предшественнику Людовику XIII хватало 50. Их высокое искусство позволяло украшать мужские парики живыми цветами и даже попугаями. Парикмахеры сделались необходимее врачей. Памфлетисты злословили, что светом правит брадобрей. Особо прославился личный парикмахер Людовика XIV некий Бируа (он же – Бинетт или Бинне), ставший влиятельнейшей персоной при дворе, его благосклонности добивались многие почтенные люди. Чтобы соорудить достойную шевелюру для его величества, этот Бируа был готов, по его словам, обрить наголо всех французов и... француженок. Дело в том, что лучшие мужские парики для дворян делались из [стр.75] мягких и красивых... женских волос. При этом часто на парики шли волосы казненных людей...При дворе Людовика XIV парик «аллонж» считался официальным головным убором высшего общества и, несмотря на все неудобства, связанные с его ношением, стоил очень дорого – от тысячи золотых экю и выше. Спрос на парики порождал повышение цен на них. Большой аллонжевый парик из самых модных белокурых женских волос, привозимых из Бретани и Фландрии, стоил от 2000 до 3000 золотых экю, За долгие годы царствования Людовика XIV моды на парики менялась не один раз. Так, стареющий Людовик носил угольно-черные или снежно-белые парики. Этому, отчасти, вынуждены были следовать и придворные мужчины.Вошедшие в моду парики огромных размеров стали по сути дела головным убором и вскоре вытеснили широкополую шляпу мушкетеров, украшенную страусовыми перьями и лентами. Их сменили более подходящие для новой моды на парики треуголки, которые носили на согнутом левом локте. Так шляпа стала лишь модным реквизитом, необходимым только для церемонии поклонов.Поскольку канализация в городах тогдашней Европы практически отсутствовала, на улицах стояли ужасный смрад и вонь, которые пытались перебить запахом терпких духов. Ситуация усугублялась тем, что личная гигиена еще не стала привычной. Даже в королевских дворцах не было удобных туалетных комнат, а если и были, то маленькие и плохо оборудованные. В них едва помещался маленький стол, [стр.76] зеркало, таз с кувшином. Мыться было принято по частям в тазу, поливая себя из кувшина. Поскольку умывались не каждый день, то помады, которые наносились на лицо, к концу недели образовывали толстый слой. Чистить зубы вообще никому в голову не приходило. Естественно, что от людей сильно пахло прогорклой пудрой, жиром, потом и просто гнилыми зубами. Сам король-Солнце, боясь погибнуть (было предсказано еще до рождения, что ему суждено умереть от воды), за всю свою жизнь мылся только 4 раза! Людовик XIV вообще не умывался (!), а только слегка брызгал на руки и лицо любимыми им жасминовыми «Испанскими духами»! Однажды его любовница госпожа де Монтеспан в сердцах сказала, что «от Его Величества разит, как от вонючего козла»...Подражая королю-Солнцу, аристократия не интересовалась простыми запахами, а жаждала изысканных. Французская парфюмерия того времени переживала необычайный подъем. Жасмин, тубероза и роза – вот основные компоненты для производства духов.Дворяне обычно носили обувь (полусапожки или туфли с плоским округлым носком – «утиным носом») из мягкой вышитой или тисненой кожи разных цветов (чаще белого) на высоком (от 15 до 24 см!) красном каблуке и на толстых (7-10 см) пробковых подошвах, обтянутых красной кожей. В результате некоторых модников стали называть «господин красный каблук».Предполагают, что моду на такую обувь ввел невысокий Людовик XIV, заказавший в 1660 г. себе [стр.77] на церемонию коронации подобные туфли у известного сапожника из Бордо. На таких каблуках нельзя уже было ходить, а можно было только подпрыгивать. Зато такие высокие каблуки делали походку горделивой, человек словно совершал различные па.Сначала высокие каблуки носили как женщины, так и мужчины. Но для женщин такие «высоты» были значительно важнее, а потому они «удержались» на каблуках такой гротескной величины. Даже когда каблуки стали тонкими.Мужчины и женщины брали уроки красивой ходьбы на каблуках. Правда, к концу века каблук стал ниже (король постарел, и ему стало труднее передвигаться на высоком каблуке).За годы правления Людовика XIV мужчина стал более элегантным, более похожим на разряженную женщину, более женственным, неспособным к труду. Франция в это время была образцом для европейского дворянства, поэтому правилам хорошего тона и моды, которые она диктовала, следовали не [стр.78] только коронованные особы и их приближенные, но и все дворянство в целом. Все это было не простым развлечением, а дорогостоящей и изнурительной игрой, направленной на подчинение себе других... Вся Европа восторженно говорила о грации француженок, галантности их кавалеров. Везде господствовали французская речь, французские нравы; все старались уподобиться французам и французской моде. Весь цивилизованный мир стал одеваться на французский лад. Сотни, тысячи дворян надевали парики и щеголяли в башмаках на высоких красных каблуках. Всякий, кто хотел прослыть важной персоной, старался подражать французскому монарху. Хотя англичане, немцы, русские и другие народы вносили в одежды что-то свое, но это были лишь детали. Французская мода не только стирала национальные различия – она постепенно сблизила по внешнему виду отдельные сословия. Начиная именно с времен Людовика XIV, можно уже говорить о мировой моде....Людовик XIV жил долго – 77 лет. И правил он немало – 72 года (1643-1715 гг.). Эти годы были отмечены в истории костюма небывалой роскошью. Стремление к роскоши, расточительные траты на удовлетворение мимолетных капризов короля не прошли бесследно. К концу правления Людовика XIV государственная казна Франции оскудела настолько, что в плавильную печь пришлось отправить королевский золотой сервиз вместе с кольцами для салфеток, украшенными бриллиантами, и серебряный алтарь собора Парижской богоматери.[стр.79] Таков финал блестящего царствования импозантного государя, когда-то во всеуслышание гордо заявившего: «Государство – это я!». «Солнце» французской моды закатилось. Но придуманный Людовиком образ просвещенного монарха надолго пережил своего создателя...

Кто задавал тон при дворе короля-Солнце?[стр.80] Во времена Людовика XIV перемены затронули не только мужской идеал красоты – коснулись они и женщин. Идеал женской красоты отличали величественность плюс жеманство и женственность. Женщина должна была быть высокой, грациозной, кокетливой, с длинными и пышными волосами и покатыми плечами, с пышной грудью с крупными сосками, крутыми бедрами, очень тонкой талией (с помощью корсета ее затягивали до 40 см!)....Кстати, корсет был очень тяжелым (почти 1 кг), в него вшивались пластины из китового уса. Естественно, торговля китовым усом становилась с каждым днем все прибыльнее. Мода на тонкую талию порой приводила к тому, что иные дамы ежедневно падали в обморок (приходилось носить с собой нюхательную соль), а иногда и к трагедии – жесткий каркас корсета пропарывал печень. Порой корсет даже выдавал неверных жен: мужья завязывали утром маленький узелок, а вечером проверяли его сохранность...[стр.81] Между прочим, дамский гардероб 2-й половины XVII столетия менялся чаще, чем мужской. Дело в том, что обычно он создавался при королевском дворе Франции под влиянием не королевы – длинноносой толстушки Марии-Терезии, а вкусов многочисленных капризных фавориток любвеобильного Людовика XIV; от мадам де Лавальер до мадам де Ментенон.В это время стала цениться и индивидуальность, оригинальность дамских костюмов. Если какая-нибудь смелая дама показывалась в новом оригинальном, изобретенном ею костюме, то ей начинали подражать все дамы ее круга. Если экстравагантный костюм отмечал сам король-Солнце, то увлечение этой новинкой и вовсе приобретало ажиотажный характер.Обычно историю женского костюма той изысканной эпохи делят на четыре периода – по четырем знаменитым любовницам Людовика, имевшим на него наибольшее влияние.....Большую часть 60-х гг. XVII в. сердце короля принадлежало его первой фаворитке мадам Луизе-Франсуазе де Лавальер (1644-1710), впоследствии герцогине. Несмотря на то, что она не отличалась красотой и немного прихрамывала, ей удалось очаровать молодого короля своей миловидностью, природной грацией и приветливым нравом. Лавальер отличали ангельская скромность и целомудрие, наложившие отпечаток и на женскую моду того времени. Именно ей дамы обязаны стремлением создать удобные домашние наряды, столь необходимые для [стр.82] семейной жизни. Любовь Людовика была безмерна, но не вечна; на горизонте придворной жизни появилась новая звезда – подруга детства и юности Лавальер, циничная и опытная кокетка Монтеспан...Период с 1667 по 1687 г., именуемый периодом расточительной мотовки, высокой и статной, остроумной и высокомерной, страстной и коварной южанки, с удивительными формами и пламенным взором, госпожи Франсуазы-Атенаис де Монтеспан (1641-1707), это время, когда костюм отличался сложностью и пышностью, декоративной изощренностью и излишней роскошью: золотые кружева, золотая парча, золотые вышивки, золото на золоте, бриллиант на бриллианте. Как писала знаменитая модница той поры мадам де Севинье: «Все это перевито золотом, и все это перемешано с золотыми вещичками, а все вместе составляет платье из необыкновенной ткани. Надо было быть волшебником, [стр.83] чтобы создать такое произведение, выполнять эту немыслимую работу». Таков был костюм маркизы де Монтеспан. Да и как иначе могла одеваться женщина, проигрывавшая чуть ли не ежедневно в карты 100 тысяч золотых экю!? Бывало, за игру она проигрывала 700 000 талеров, однако ставила на три карты последние 150 000 пистолей и отыгрывалась. Она занимала 20 комнат в Версале на первом этаже, тогда как королева – лишь 11, да и то на втором. Именно Монтеспан нарушила регламент ношения вновь вошедшего в моду шлейфа. Старшая статс-дама де Ноай несла шлейф маркизы, а шлейф королевы – простой паж...Время с 1677 по 1681 г. определялось вкусами мадемуазель Марии-Анжелики де Фонтанж (1661-1681) – безукоризненной красавицы со светло-пепельными волосами и огромными светлосерыми бездонными глазами, молочной кожей и естественно-розовыми щечками. Девица Фонтанж пленила короля молодостью, свежестью, как бы сказали сегодня, невероятной сексапильностью, но уж никак не умом, весьма ограниченным. Одна из придворных дам, Лизелотта фон Пфальц, писала, что она была прелестна, как ангел, от кончиков пальцев ног до корней волос. Даже люто ненавидевшая ее мадам де Монтеспан называла Марию-Анжелику прекрасной... статуей – столь восхитительны были ее формы.В ту пору костюм освободился от вычурных форм предыдущего периода, стал изысканнее и проще, но не утратил кокетливости. И вообще, все связанное с Фонтанж носило отпечаток изящной игры. [стр.84] Именно Фонтанж, играя в крестьянку или торговку, сделала обязательным ношение фартука (таблие). Чисто декоративный, но, как правило, из драгоценного кружева, он из чисто плебейской одежды превратился в парадный «фасад» женского аристократического платья.И, наконец, период с 1684 по 1715 г., когда на короля заметное влияние оказывала воспитательница детей Людовика XIV от мадам де Монтеспан мадам Франсуаза де Ментенон (1635-1719), женщина скорее умная, чем красивая, большая поклонница иезуитов.С «воцарением» Ментенон в костюме обнаружилась тенденций к строгости и умеренности. Например, очень откровенное декольте времен госпожи Монтеспан, сменилось почти глухим платьем. Под влиянием Ментенон король даже ввел полицию нравов для борьбы с излишне глубоким декольте. Полицейские на улице стали измерять линейкой глубину декольте у галантных дам. Наказание было весьма оригинальным: у «провинившихся» срезали волосы – для париков требовалось много материала. Излишняя мишура в виде кружев и лент отпала. Столь популярная маска была объявлена принадлежностью публичных женщин. Порядочные дамы могли носить ее только в театре, чтобы скрыть краску стыда в случае какой-либо скабрезности на сцене. Мадам де Ментенон, боясь загара и холода, всегда носила при себе складной шелковый зонтик, обшитый кружевом и бахромой. Подражая ей, модницы не расставались с зонтами, даже верхом на лошади. Эта хитроумная [стр.85] женщина с тихим, вкрадчивым голосом, изящной фигурой, плавными движениями и необыкновенными глазами деспотично управляла Людовиком XIV почти 30 лет! Ее роль в государственных делах была столь велика, что она с не меньшим правом, чем сам король, имела право воскликнуть: «Государство – это я!».Иногда подражание придворных дам фавориткам доходило до курьеза.Так, когда де Монтеспан благодаря усилиям короля в первый раз оказалась в интересном положении, то, чтобы скрыть растущий живот, она придумала носить юбку спущенной на бедра, а на животе между юбкой и укороченным лифом свободными складками выпускала нижнюю рубашку. Вместе с Монтеспан такие платья стали носить все придворные модницы, отнюдь не беременные....Кстати, королевских фавориток во Франции не любили испокон веков, эти особы служили своего рода «козлами отпущения». Благодаря их существованию французы могли любить своего монарха, а все его непопулярные шаги сваливать на зарвавшуюся в стремлении к роскоши фаворитку...В XVII веке нижнее белье – кальсоны – женщины, как известно, не носили, считая это позорным. Носить их могли только полные развалины. Но никто не хотел в эпоху галантнолюбовного флирта, очень часто сопровождавшегося быстротечным «огневым» контактом, считать себя старухой, поэтому дамы не носили штанов, кроме одной ситуации; под юбку надевали кальсоны, собираясь на... верховую прогулку.[стр.86] А вот форма и, отчасти, глубина выреза менялись. Все зависело от прихоти очередной фаворитки.Сначала, во времена мадам де Лавальер, декольте имело форму неглубокого овала, затем, когда настал черед госпожи де Монтеспан, у которой по восторженным отзывам, льстивых современников была грудь, «в которой можно было утонуть», декольте стало столь бесстыдно открытым и глубоким, что кавалер получал исчерпывающую информацию о его содержимом. Наконец, к концу XVII века под влиянием последней фаворитки короля, умной, властной и деспотичной маркизы Ментенон, вырез на груди приобрел вид неглубокого и неширокого квадрата: у этой королевской пассии грудь давно приобрела форму «ушек спаниеля»....Кстати, вот уже на протяжении четырех веков, начиная с XVII века, наблюдается любопытная закономерность; если в конце столетия параметры женской груди и бедер возрастают максимально, порой запредельно, то в начале следующего века они «спадают» до естественных пропорций. Судя по прогнозам имиджеологов, а начале XXI века эта тенденция будет прервана, ибо ожидаемый идеал 94-62-94 является прямым продолжением 90-60-90 конца XX века...С легкой руки, а вернее, «ноги» завзятой кокетки мадам Монтеспан пошла мода на высокий выгнутый «французский» (изогнутый в сторону центральной части стопы) каблук, на бархатные или парчовые туфли с очень узким, заостренным носком. Такие туфли тоже требовали осторожной, плавной походки, которой учили с детства.[стр.87] ...Кстати, нередко появление женской обуви на высоком каблуке объясняют модой на статных красавиц, а природа не всех одаривает ростом. Действительно, первоначально высокие каблуки всего лишь добавляли рост, но позднее осознали и эротическое значение этой детали туалета. Каблук меняет саму манеру держаться: живот втягивается, грудь выступает вперед и кажется пышнее. Чтобы сохранить равновесие, надо выпрямить спину, благодаря чему выступает назад «нижний бюст» – ягодицы; особое положение колен делает походку более четкой и бойкой; пинии бедер становятся напряженнее, их формы – пластичнее и яснее; сексуальная привлекательность дамы возрастает. Ведущие изготовители современной модельной обуви утверждают, что оптимальная ширина шага, не лишающая женскую походку необходимой элегантности, составляет полторы длины ступни, ноги ставятся по одной линии. Более размашистый шаг придает походке мужиковатый вид и агрессивность. Излишне укороченный шаг (семенящая походка) делает из женщины... гейшу, ноги которой спутаны полами кимоно, – робкую, покорную, неуверенную в себе. На Востоке девушки отрабатывают походку «стопа в стопу», без интервала, зажимая коленями спичечный коробок... Пока моралисты боролись с пристрастием аристократок к декольте, дамы совершенствовались в искусстве покорения сердец мужчин при помощи... собственных ножек. Именно в это время появилось понятие “retrousse” – искусство показывать ногу. Дамы быстро смекнули, что при помощи цвета чулка [стр.88] и формы туфельки можно исправить все недостатки ног. Поскольку правила приличия предписывали скрывать лишь наготу, вполне одетые ножки теперь могли радовать взоры мужчин не только в области щиколоток. Тем более, что в моду вошли очень красивые чулки белого и телесного цвета, а подвязки завязывались под коленом и их нередко приходилось поправлять как бы между прочим.К концу правления престарелого, но все еще любвеобильного Людовика, когда он стал часто болеть и, хандря, проводил много часов в спальне в окружении красивых придворных дам, среди них возникла мода одеваться как можно соблазнительнее и продуманно небрежно. Так в моду вошло дезабилье или платье, создающее впечатление одетого не до конца.Домашняя одежда в это время для женщин стала совершенно необходимой, так как хотя бы временно избавляла их от тяжелых выходных платьев, С легкой руки герцогини де Фонтанж, среди дам (особенно в среде молоденьких честолюбивых девиц) очень модно стало принимать знакомых, в том числе мужчин, во время утреннего туалета в полупрозрачном, из тончайшего газа, пеньюаре либо дезабилье, цветных тонких шелковых чулках. Дальше – больше: так появилась мода у женщин на пеньюары и дезабилье целый день.Благодаря Фонтанж вошла в моду прическа, названная в ее честь, – «а-ля Фонтанж». Сколь интересна история возникновения этой кокетливой прически, столь поучительна и судьба ее красивой создательницы.[стр.89] ...Как-то в 1680 г. на охоте в лесах Фонтенбло красавица, носясь на коне, растрепала свою прическу и, чтобы поправить ее, нисколько не смущаясь, подняла на глазах у всего опешившего двора подол юбки до бедра, сняла красную подвязку от чулок и кокетливо перевязала ей свои прекрасные волосы, бантики кружевной подвязки расположились лесенкой надо лбом красавицы. Эта незатейливая импровизированная прическа очаровала короля, и он попросил свою возлюбленную, чтобы она другой не носила.[стр.90] Естественно, что уже на следующий же день ее примеру последовали все придворные дамы и девицы (если таковые еще имелись) в надежде на соответствующую благосклонность короля-Солнце, и прическа «а-ля Фонтанж» вошла в моду на 30 лет. Некоторые модницы собирали пучок не прямо, а под углом, на манер падающей Пизанской башни. Даже простолюдинки сооружали себе подобие «фонтанжей»....Судьба прехорошенькой госпожи Фонтанж трагична. 21 июня 1681 года в возрасте 22-х лет она скончалась от воспаления легких, осложненного потерей крови при родах. Одно время ходили слухи об отравлении ее ревнивой и властной экс-фавориткой де Монтеспан, но как обстояло дело на самом деле, нам не дано узнать...После смерти несчастной Фонтанж появилось множество (более сотни) вариантов случайно изобретенной ею прически. Обычно прическа типа «фонтанж» представляла нагромождение высоко надо лбом нескольких туго завитых локончиков-штопоров, расположенных горизонтально рядами и поэтажно. Один или несколько этих змеевидных локонов спускались на грудь.Нередко своей высотой (до 130 см, как это случалось у венских модниц) прическа нарушала пропорции фигуры, увеличивая рост, – лицо оказывалось как бы в середине. Со временем размеры этой прически уменьшились. Она стала ниже и компактнее, получив название «удобная». Так как локоны не могли удержаться на определенной высоте, то применяли [стр.91] проволочные каркасы. Прическа распространилась по всей Европе, а со времен Петра 1 даже в России.В последние годы царствования короля Людовика XIV стала модна строгая, гладкая прическа, волосы разделялись прямым пробором и скалывались на затылке в узел или пучок. Эту прическу ввела в моду мадам Ментенон, последняя фаворитка короля, славившаяся своей набожностью. Прическа называлась «смирение».[стр.92] Если маркизе де Монтеспан влюбленный Людовик построил мини-дворец Фарфоровый Трианон и широкой публике это мало известно, то для мадам де Лавальер он воздвиг во второй половине XVII в. неподалеку от Парижа крупнейший дворцово-парковый ансамбль Версаль – один из шедевров мировой архитектуры!...Кстати, Версаль – это подлинная поэма, созданная из мрамора и украшенная статуями, фонтанами, бассейнами, террасами, цветниками и рощами. Все, что могло придумать воображение, пускалось в ход, лишь бы угодить фаворитке, которой ничего не нужно было кроме... королевской любви. Влюбленному Людовику было угодно, чтобы на абсолютно пустынном месте по его воле появился рай земной. Гениальные архитекторы Лево и Мансар спроектировали дворец, а Ленотр – сады. Людовик прожил в Версале почти 50 лет. Его постройка обошлась Франции в очень «кругленькую» сумму.Только покупка земли, постройки, прорытие реки Еры, водоподъемные машины Марли и «ланьи обошлись в 86 668 726 ливров. Построение часовни стоило 3 260 341 ливр. Итого: 89 929 067 ливров, т.е. по ценам XIX века, когда делался этот подсчет, 400 млн. франков. К ним следует прибавить еще стоимость картин и статуй – более чем на 6 500 000 франков.При дворце был разбит гигантский роскошный парк. В его изысканной планировке соблюдалась строгая симметрия дорожек, площадок, зеркальных бассейнов. Деревья и кустарники, обрамляющие аллеи, [стр.93] выстригались в виде геометрических фигур (шарами и пирамидами). В глубине кустарников располагались изящные скамейки для отдыха в окружении белых мраморных статуй, изображающих героев и античных богов.Версаль с его парками и бесконечными увеселениями служил для европейского дворянства образцом королевской роскоши. Правила вкуса, господствовавшие там, считались откровением. «Версальскому диктату» (изящество костюмов плюс утонченное эпикурейство придворной жизни) охотно подчинялись все. Многие богатые аристократы, следуя примеру короля, создавали подобные парки-сады возле своих особняков. Моду той поры стали называть модой Версаля, вернее, версальской,Любовь Людовика к Лавальер кончилась, но Версаль остался на века. Он стоит и сейчас, поражая нас своей невероятной изысканностью и утонченным великолепием, являясь символом пусть не вечной, но по истине королевской любви!..

ru-newtime.livejournal.com

Мода эпохи Людовика XIV (1660-1715)

           

      Особенности мужской одежды

  В мужском гардеробе насчитывалось не менее 30 костюмов по числу дней в месяце — и менять их полагалось ежедневно. В середине правления Луи XIV появился специальный указ об обязательной смене одежд по сезонам. Весной и осенью следовало носить одежды из легкого сукна, зимой — из бархата и атласа, летом — из шелка, кружев или газовых тканей.

В моде 50-70х создается образ полудетского облика в подражание малолетнему королю Людовику XIV. Костюм этого периода состоял из сорочки, богато декорированной кружевом, бантами, короткой куртки — весты с рукавами до локтя и поколенных штанов-ренгравов.

    Мужская открытая куртка с короткими рукавами сильно укорачивается, оставляя на виду приспущенные штаны. Веста пышно отделывалась оборками, бахромой из лент, рюшами, кружевом. Вдоль борта густо нашивались пуговицы и позумент. Между нижним краем весты и поясом штанов просматривались пышные сборки широкой сорочки, отделанной гофрированной оборкой. Последним «писком» мужской моды стала юбка-штаны (невероятно расширившиеся вокруг колен короткие штаны, очень похожие на маленькую юбочку), названная по имени ее изобретателя голландского посла в Париже Рейнграва ван Сальма — ренгравом, или рингрейвом. Из-под нее кокетливо выглядывали изысканные панталоны с тончайшими кружевными манжетами, что делало их обладателя ещё более женственным. Вдоль пояса, по боковым швам, внизу по подолу ренгравы украшают пышной лепной орнаментацией из рюшей, оборок, бантов, кружев. Модную курточку в конце века сменил длинный узкий кафтан с широкими цветными манжетами, плотно обхватывающий фигуру — жюстокóр (от фр. justaucorps — точно по телу), покрой которого и сам термин заимствованы из военной форменной одежды. Жюстокор был костюмом короля и высшей знати. Он не имел воротника, а по талии опоясывался широким шарфом, который на боку завязывался кокетливым бантом, с застежкой на ряд мелких пуговиц и петлиц. Рукава вверху узкие с расширенным низом и широкими отложными манжетами. Цветовое решение яркое и контрастное, вышивка золотом и серебром. Воротник заменял галстук из белой ткани с кружевными концами. На полах жюстокора делались разрезы — задний был необходим для верховой езды, а боковой — для продевания в него шпаги. Шпагу согласно моде носили абсолютно все дворяне и уже не сверху кафтана, а под ним. Но самым главным новшеством, конечно, стали карманы в виде клапанов. Изобретение карманов было чрезвычайно важным практическим усовершенствованием одежды, ведь до этого времени все мелкие, нужные человеку маленькие вещицы — кошелек, часы и другие — носили у пояса. Под жюстокор надевали камзол — одежду без рукавов и воротника, сходную с жюстокором по покрою и силуэту. Камзол был короче жюстокора на 10-15 см и контрастировал с ним по цвету. С жюстокором носят кюлоты из бархата, шелка, шерсти. Это узкие до коленей штаны, заканчивающиеся внизу боковым разрезом и застежкой на пуговицу или пряжку. Чаще всего кюлоты делают одинакового цвета с жюстокором. В кюлотах также делали прорезные карманы.

Верхней одеждой служил недлинный плащ без рукавов типа накидки или с рукавами на яркой теплой подкладке, накидывавшийся лишь на левое плечо. На голове мужчины носили мягкие широкополые шляпы с низкой, украшенной страусовыми перьями, кружевами и разноцветными лентами. Шляпы постепенно приобретают треугольную форму. По этикету шляпу снимали только в церкви, при короле и во время еды, но с конца XVII в. становится общепринятым снимать головной убор в любом помещении.

Все большую роль играет домашняя одежда: халат (шлафрóк — от нем. schlafrock), домашний колпак и низкие мягкие туфли. В конце века в моду входят большие муфты для мужчин, поскольку стареющий модник Людовик XIV предпочитал прятать от посторонних взглядов свои дряхлеющие руки. Муфты носили на шнуре.

К концу XVII в. в основном складываются три важных компонента, из которых и сегодня состоит мужская одежда, — сюртук, жилет и штаны.Мужской костюм дополняли шелковые или шерстяные чулки белого, голубого, красного цвета с вышивкой и узором; галстук, завязывающийся бантом; и парики, оставившие заметный след в истории моды. Молва приписывает их появление Людовику XIV. В детстве и юности у него были прекрасные волосы — предмет зависти всех модников. Облысев из-за болезни, он заказал себе парик. С этих пор парики стали обязательной принадлежностью костюма на 150 лет!

Золотистый или рыжеватый парик расчесывали на пробор посередине; два его крыла обрамляли лицо красиво лежащими рядами локонов. На рубеже XVII-XVIII вв. парик приобретает пирамидальную форму и изготовляется из светлых, а затем каштановых волос, длинными прядями спадавших на грудь и спину. Мужская голова становится похожей на голову льва с густой гривой. Парик как бы олицетворял величие и неприступность его владельца. При таком обилии волос на голове они полностью исчезают с лица, — даже те крохотные усики, что совсем недавно украшали верхнюю губу. Модники того времени румянились и чернили брови так, что своим обликом напоминали дам.

Женщины носили сложные, высокие (до 50-60 сантиметров) прически, поддерживаемые проволокой; с прически ниспадали богатые кружева. Одна из наиболее модных причесок того времени называлась а ля Фонтанж, в честь фаворитки Короля-Солнца. Она удержалась в моде до смерти Людовика XIV.

Мария Анжелика де Скорайлль де Рувилль-Фонтанж была дочерью небогатого дворянина. Безукоризненная белокурая красавица с прелестными голубыми глазами, девица Фонтанж пленила короля молодостью, свежестью, но уж никак не умом, весьма ограниченным. Предыдущая фаворитка Людовика XIV называла ее прекрасной статуей — столь восхитительны были формы Фонтанж. Именно она ввела в моду прическу, сохранившую ее имя от забвения. Как-то в 1680 г. на охоте в лесах Фонтенбло красавица, скача на коне, растрепала волосы о ветку векового дуба и, чтобы поправить прическу, кокетливо обвязала голову подвязкой от чулок. Эта незатейливая прическа очаровала короля, и он просил свою возлюбленную не носить иной. Уже на следующий день в надежде заслужить благосклонность короля ее примеру последовали придворные дамы, и прическа а ля Фонтанж вошла в моду на 30 лет. Судьба Фонтанж трагична. Когда беременность обезобразила прелестное личико красавицы, пресыщенный плотскими наслаждениями Людовик XIV оставил ее, приблизив очередную фаворитку. Вскоре, 21 июня 1681 г., когда-то ослепительная красавица Фонтанж скончалась. Рожденный ею незадолго до смерти ребенок — плод любовных утех Короля-Солнца — прожил несколько дней.

Женская мода второй половины XVII в. менялась чаще, чем мужская, ведь ее законодательницами были многочисленные фаворитки Людовика XIV. Правда, дамскому гардеробу присуща одна общая черта — стремление подчеркнуть ту часть женского тела, которая у очередной фаворитки была более привлекательной или искусно скрыть менее привлекательную. Это естественное желание честолюбивой любовницы, пытающейся всеми доступными способами продлить свою власть при королевском дворе.

  Женский костюм второй половины XVII в. шили из тяжелых дорогих материалов насыщенных и темных тонов: багряного, вишневого и темно-синего. Гладкие ниспадающие юбки середины столетия разрезают и поднимают на боках. Стала видна не только нижняя юбка, но и подшивка верхней юбки. Жеманницы изобретают кокетливые названия для дамских юбок: верхняя называлась «скромница», вторая — «шалунья», а третья, нижняя, — «секретница». Изменился и лиф платья. Он снова стянут китовым усом и так зашнурован, что заставляет женщину принимать едва заметный соблазнительный и изящный наклон вперед. Возвращается мода на декольте. Почти всегда оно кокетливо прикрывалось черными, белыми, разноцветными, серебряными и золотистыми кружевами тончайшей ручной работы. Форма и глубина выреза менялись.

Все зависело от прихоти очередной фаворитки. Сначала декольте имело форму овала, затем стало приоткрывать плечи и, наконец, к концу XVII в. приобрело вид неглубокого и неширокого квадрата — нововведение последней фаворитки Людовика XIV, умной и деспотичной маркизы Ментенόн.

Костюм украшали кружевами и разнообразными лентами: серебряными, переливающимися, двойными, полосатыми, атласными и др. Мода барокко требовала как можно больше лент и бантов. Бантами обычно отделывали платье от выреза до талии, образуя так называемую «лестницу». Причем банты сверху вниз уменьшались. Украшения и богатая отделка костюма располагались в основном спереди как и в мужском костюме, поскольку придворный этикет требовал в присутствии короля стоять к нему только лицом. Женщины носили туфли на высоком выгнутом «французском» каблуке с очень узким, заостренным носком. Такие туфли требовали осторожной, плавной походки. Обувь обычно изготовляли из дорогих тканей — бархата и парчи, так как большая часть жизни знатных дам проходила в помещении, а поездки совершали в каретах, либо дам переносили в портшезах.

К низу корсажа с правой стороны дамы прикрепляли ленты или цепочки, а на них подвешивали необходимые для модной женщины аксессуары: зеркало, веер, флакончик с духами и т.д.Новой деталью женского костюма середины века была съемная распашная юбка со шлейфом, имевшая не только декоративное, но и престижное значение — длина шлейфа зависела от знатности происхождения. Если требовали обстоятельства и этикет, шлейф носили пажи. Особо престижно было иметь пажей — негритят. Домашняя одежда в это время для женщин стала совершенно необходимой, так как хотя бы временно избавляла их от тяжелых выходных платьев. Стало модно принимать посетителей во время утреннего туалета в полупрозрачном пеньюаре, цветных тонких шелковых чулках и... курить!

Косметику применяли сверх меры, причем особенной популярностью пользовались черные мушки, которые дамы наклеивали на лицо, шею, грудь и другие интимные места. Мушки из черной шелковой ткани обычно представляли собой разнообразные геометрические фигуры или изображали сценки, порой весьма двусмысленные. Каждая мушка имела свое символическое значение. Так, мушка над губой обозначала кокетство, на лбу — величественность, в углу глаза — страстность.

 Иногда случайность становилась модной закономерностью: как-то в 1676 г. принцесса Элизабета Шарлотта Палатинская, супруга герцога Филиппа Орлеанского, страдая от холода в королевском дворце, накинула на плечи полосу соболей. Неожиданное и эффектное сочетание меха и женской нежной кожи так понравилось придворным дамам, что мода на прямые полоски меха, украшавшие плечи, — они получили название палантин (фр. palatine) — быстро распространилась во Франции, а затем и в Европе. В это время также появляются специальные дамские костюмы для верховой езды: длинная юбка, короткий кафтан и небольшая кокетливая треуголка.

В число модных аксессуаров как женских, так и мужских, входили - пояса, украшенные драгоценными камнями, золотой и серебряной бахромой; широкие перевязи, с начала века опустившиеся с бедра до уровня колена; щегольская трость с набалдашником; часы в виде луковиц; веера; флаконы с духами; нюхательные соли; длинные курительные трубки; косметические коробочки; шелковые, серебряные, оловянные и медные пуговицы к костюмам; шелковая и серебряная бахрома; шелковые зонтики с бахромой от дождя и солнца; маски и полумаски; перчатки (суконные с подкладкой, кожаные и шерстяные), обязательно пропитанные дорогими духами и украшенные лентами и кружевами; подвязки; шейные платки и серебряные пряжки к ботинкам.

 Особым шиком среди дворян считалось появиться на великосветском карнавале в разной обуви: одна нога обута в башмак со шпорой, другая — в мягкий сапог с пышным бантом. Кстати, именно в XVII в. обувь, наконец, стали делать на разные ноги, а не на одну и ту же, как раньше. По-видимому, это было связано с появлением высоких каблуков, требующих от обуви большей устойчивости. Дворяне обычно носили обувь белого либо черного цвета на высоких (до 7 сантиметров) красных каблуках и толстых пробковых подошвах, обтянутых красной кожей (позднее — красные туфли с желтыми каблуками). Предполагают, что моду на такую обувь ввел Людовик XIV, отличавшийся небольшим ростом. Туфли украшали узким бантом на подъеме и шелковой розеткой на носке. На охоту надевали высокие сапоги с раструбами— ботфорты.Дополнительно о моде времен Людовика XIV: http://fashion.artyx.ru/books/item/f00/s00/z0000000/st017.shtml О характерных для этого времени прическах "фонтанж" :http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%A4%D0%BE%D0%BD%D1%82%D0%B0%D0%BD%D0%B6 О мужских париках "аллонж" : http://ru.wikipedia.org/wiki/%D0%90%D0%BB%D0%BB%D0%BE%D0%BD%D0%B6_(%D0%BF%D0%B0%D1%80%D0%B8%D0%BA)

fetes-galantes.blogspot.ru

Французский костюм 2-й половины 17 века (эпохи Людовика XIV)

С середины 17 века неограниченная власть во Франции принадлежала королю Людовику XIV.Жизнь при французском дворе подчинялась строгому этикету и представляла собой бесконечно длящийся спектакль, главным действующим лицом которого был король.Франция, достигшая в этот период небывалого экономического подъема, оказывала большое политическое влияние на другие страны, французский язык стал международным.Более того, Франция начинает экспортировать модные туалеты и предметы роскоши, сопутствующие моде, — кружева, перчатки, бижутерию, шелковые чулки. В 1672 г. во Франции был основан первый журнал мод — «Mercure galante». Французские моды покорили Европу.К 17 веку в искусстве сложился стиль барокко — парадный, величественный, декоративный, чопорный. В нем наиболее полно отразились вкусы аристократии того времени. Интерьер стал ярким, красочным — хрустальные люстры, отражающиеся в светлых блестящих полах, расписные потолки, гобелены, множество серебряных безделушек, мебель из черного дерева, инкрустированная золотом и перламутром. С этой фееричностью интерьера гармонировали пышные, украшенные массой драгоценностей, костюмы. Появились новые эстетические представления, для которых красота заключалась в богатстве, монументальности, красочности одежд, на фоне которых сам человек потерялся.

Мужской костюм

"От башмаков до шляпы — банты, ленты, банты, ленты!.. Распустят до пояса парики из пакли, штаны наденут, широкие, все в складках — пузырями, камзол кургузый, рубашку выпустят сборками над тощим животом!"Ж. Б. Мольер

Людовик XIV вступил на престол еще ребенком, и за него правила регентша-мать, королева Анна Австрийская. В этот период мода приобрела оттенок «детскости»: подражая малолетнему королю, придворные и аристократическая знать носили короткие курточки и длинные волосы. Важной деталью костюма этого времени была белая рубашка с напуском на талии, пышными длинными рукавами и кружевными манжетами, которые в нескольких местах перевязывались лентами. Поверх рубашки вместо пурпуэна надевали короткую распашную курточку с короткими рукавами («брасьер»), частенько из отдельных лент, скрепленных выше локтя. Из-под них выглядывали манжеты рубашки. Пояс шоссов закрывала маленькая баска.Пышные широкие панталоны завязывали над коленями; под них надевали белые шелковые чулки с кружевными подвязками — «канонами», чаще всего черного цвета. Поверх панталон носили ставшие модными штаны «ренграв», похожие на женскую юбку; из-под них было видно кружево канонов.Сверху только на левое плечо накидывали недлинный плащ.В 1665—1670 гг. в мужском костюме произошли некоторые изменения. Теперь он выглядит строже, вместо коротенького брасьера стали надевать длинный, почти до колен, распашной кафтан — «жюстокор». Вначале его носили военные, но затем он превратился в повседневную и даже придворную одежду.Жюстокор плотно облегал фигуру, имел длинную талию, множество пуговиц и был пышно украшен впереди. Рукава вначале короткие, позже удлинились, и у них появились широкие цветные манжеты, из-под которых выпускались пышные кружевные манжеты рубашки. Жюстокор застегивался только на груди и до талии, поверх него расправлялось жабо рубашки.По талии жюстокор можно было подпоясать широким шарфом, который завязывали на боку бантом.Шили жюстокоры из полосатой ткани, с расходящимися веером складками по бокам.В мужском костюме появились карманы. У жюстокора впереди было два кармана с клапанами, но их форма и положение часто менялись. Эта одежда дополнялась эполетом из лент на правом плече и перевязью лпя шпаги. Для зимы шили жюстокоры на меху.Под жюстокор поверх рубашки надевали «весту» — распашную куртку, которая застегивалась на талии до середины груди, чтобы было виднее жабо рубашки.В 1670-е гг. у жюстокора появились разрезы на полах: задний был предназначен для верховой езды, а боковой — для продевания в него шпаги: шпагу в это время носили уже не поверх кафтана, а под ним.Шоссы теперь были узкими, более строгими (отсутствовала отделка из лент и кружев) и застегивались под коленом на пуговицу.Все дворяне носили шпагу — штатские на поясной портупее, военные — на перевязи через плечо.Верхней одеждой были плащ без рукавов с широким отложным воротником и плаще короткими рукавами, который застегивался на пуговицы («брандебур»).К 80-м гг. мужской костюм стал еще строже и еще темнее по цвету. Моду диктовал король, в последние годы жизни попавший под влияние иезуитов.В это время повсеместно начали носить большие муфты, которыми пользовался сам король. Кроме них костюм дополняли перчатки, шпага, часы в виде луковицы, а щеголи носили еще и трость с набалдашником.

Женский костюм

Женский костюм, как и мужской, к середине 17 века тоже стал меняться, особенно в деталях. Под влиянием стиля одежда стала ярче, пышнее. Если в 50-60-е гг. женский костюм сохранял естественные формы и мягкость линий, то уже к 70-м гг. он приобрел вычурность.

Воротник-жернов и палантин

Воротник-жернов и палантин

Талия зауживается и становится длиннее, узкие рукава украшаются оборками, у юбки появляется шлейф.Изменилась форма декольте: первоначально овальная, она постепенно превратилась в неглубокое каре. Воротник исчез, вырез лифа обшивался оборкой или кружевами. Одна из излюбленных отделок лифа — «лестница» — декодирование его бантами по всей длине, от выреза до талии (при этом банты сверху вниз уменьшались). Пикантность придавали свободно падающие на декольте завитые локонами волосы.Рукава платья узкие и укороченные обшивались широкой кружевной оборкой.В этот период, как и прежде, женщины одновременно носили два платья. Верхнее шилось из дорогих плотных тканей с распашной юбкой, прикрепляемой к лифу шнурками. Сзади у юбки был шлейф, а впереди и с боков ее часто подбирали и заворачивали в виде валиков. Нижнюю юбку нарядно отделывали кружевами и оборками.В холодное время года женщины накидывали на плечи меховой палантин, а руки защищали бархатными на меху муфтами и длинными, до локтя, перчатками.Во время прогулок дамы дополняли костюм тростью или зонтиком.

Плащ с пелериной, капюшоном и маской от пыли

Плащ с пелериной, капюшоном и маской от пыли

слева: туалет придворной дамы с баской и шляпой а-ля-Рубенс

справа: платье придворного кавалера

женский и мужской костюм Франции 17 века

слева: мушкетерская мода, шляпа а-ля-Рубенс, сапоги-ботфорты

справа: платье горожанки

французский мужской и женский костюм 17 века

слева: парадное платье и прическа-фонтаж

справа: костюм придворного

женский и мужской костюм 17 века Франция

Обувь

В 17 веке мужчины носили высокие (выше колена) сапоги-ботфорты. Привилегией дворянства были туфли на красном каблуке.К концу века каблук стал ниже, у туфель исчезают розетки и банты, но появляются большие языки («клюши»).Для верховой езды мужчины носили высокие узкие сапоги.Туфли знатных дам шились из бархата или парчи, с узким заостренным носком, на высоком, выгнутом «французском» каблуке.

Туфля и башмак на деревянной подошве

Туфля и башмак на деревянной подошве

Прически и головные уборы

В эпоху Людовика XIV вошли в моду парики, состоявшие из массы длинных локонов чаще всего белокурого цвета, расчесанных на пробор посередине.На лице дворянина красовалась бородка в виде узенькой полоски под нижней губой и две полоски усиков («а la roi»).В 70-е гг. цвет парика становится каштановым и увеличивается его объем. Парик становится похожим на львиную гриву. При таком обилии волос на голове, с лица они полностью исчезают — даже те крохотные усы, которые еще совсем недавно украшали верхнюю губу.В 1-й половине 17 века мужчины носили шляпы конической формы с жесткими широкими полями, украшенные страусовыми перьями и лентами.Во 2-й половине 17 века их сменили треуголки. Круглая широкополая шляпа превращалась в треуголку постепенно: расширившиеся поля шляпы стали вначале загибать по бокам вверх с двух сторон, а затем и с трех. Чтобы поля держали форму, их укрепляли проволокой. Шляпу украшали перьями и надевали обычно углом вперед.Прически 2-й половины 17 века отличаются большим разнообразием. В 60-е годы волосы расчесывали на прямой пробор, над висками пышно взбивали, а на плечи спускали два длинных завитых локона. В 70-е гг. локоны рядами высоко укладывали — эта прическа напоминала мужской парик. Среди придворных дам был моден так называемый «узел смирения» — гладкая прическа с узлом, сколотым на затылке.В 90-е гг. в моду входит прическа «фонтанж». Она представляла собой комбинацию уложенных рядами локонов и изогнутого каркаса, которому придавали самые разные формы и украшали рядами полотняных оборок, лентами, бантами, кружевом и пр. Различалось более ста видов фонтанжа — в зависимости от формы, цвета, отделки, и каждая его часть имела свое название — «кошка», «мышка» и т.д.

Украшения и косметика

Косметикой в 2-й половине 17 века пользовались и женщины, и мужчины. Щеголи румянились, чернили брови, наклеивали на лицо мушки, ничем не отличаясь в этом от дам.Мужской костюм украшался массой драгоценных украшений; бантом с длинными концами, который прикреплялся к левому плечу; перчатками, украшенными лентами и кружевами. В 60-е гг. вошел в моду галстук, или шейный платок — «кроат». Он заменил большие отложные воротники. Кроат обматывали вокруг шеи и завязывали впереди бантом. Эта манера носить галстук была перенята у французских солдат, которые, в свою очередь, заимствовали его у хорватских солдат, составлявших личные полки Людовика XIV («cravate» — искаженное «хорват»). Позднее кроат уже не завязывался бантом, его концы закладывали за борт весты.У дам особенной популярностью пользовались черные мушки, которые наклеивали на лицо, шею и грудь, привлекая взгляд к определенным местам внешности. Мушки вырезались из черной шелковой или бархатной ткани. Эта имитация родинок пришла с Востока: арабы и персы считали родинку естественным украшением. Дамский туалет дополнялся ювелирными украшениями — кольцами, серьгами, ожерельями и пр., а также веером.

веер с зеркальцем

веер с зеркальцем

Источник - "История в костюмах. От фараона до денди". Автор - Анна Блейз, художник - Дарья Чалтыкьян

mir-kostuma.com


Смотрите также