Туфли со съемными каблуками от Таня Хит. Это БОМБА! Земные туфли


Земные туфли. «Фрактальные узоры» | Ди Филиппо Пол

 

1. Клеши

Благодаря своему папаше Чарльз Алтон Фэрлей каждый год мог похвастаться новой машиной.

На сей раз у него был ярко-синий «плимут спорт-фьюри» 1975 года выпуска.

Кендрик Скай легко определил это по одному лишь звуку работающего двигателя, хотя сам двигатель, надежно скрытый под капотом, находился на расстоянии четверти мили, на повороте тенистой проселочной дороги, ведущей к скромной мастерской на краю кладбища старых автомобилей.

Месяц назад Кен говорил Чаку, что фабричный вентиляторный ремень его новой роскошной тачки никуда не годится и его надо бы заменить. Чак лишь рассмеялся своим резким неприятным смешком, напоминающим хруст, с которым голодная свинья пожирает новорожденных поросят.

— С какого перепугу, Кен? Ты что, совсем сбрендил? Шарики за ролики зашли? Это же американская машина, а не какое-нибудь японское дерьмо. Прямо с конвейера, и куплена в салоне у Элмора! Сам знаешь, какой он дока в мелочах. Какого черта, ты только взгляни на этот ремень! Нет, ты глянь! Да он крепче, чем мой конец! Я не спорю, папаша Риз спец каких мало, но если ты скажешь, что Элмор сраный сосунок, который может не заметить бракованный ремень… ну что ж, тогда я с удовольствием передам ему твои слова. Посмотрим, как он после этого будет присылать к тебе клиентов.

Кен тогда промолчал. Он вообще предпочитал не высказываться, когда сомневался, что его соображения будут приняты слушателями хоть сколько-нибудь благожелательно. Это вошло в привычку с тех пор, как, вернувшись из Вьетнама, Кен узнал о безвременной кончине Риза, в которой частично винил и себя. Неудивительно, что число бесед, которые он был способен поддерживать, сильно поубавилось.

С другой стороны, теперь ему не приходилось ни с кем спорить.

В конце концов жизнь наладилась и пошла своим чередом, с равными полосами удач и неудач. Во всяком случае, в свои двадцать два года Кен имел мало оснований на нее жаловаться.

По мере того как автомобиль приближался, в шуме мотора все яснее становились различимы жалобные нотки, издаваемые разлохмаченными прядями потертого ремня, который мог лопнуть в любую минуту.

Однако повторять свою ошибку Кен не собирался.

«Плимут» затормозил, подняв облако пыли. Когда она немного рассеялась, стало видно, что в машине, кроме водителя, еще двое.

Бонита Коуни сидела впереди, рядом с Чаком.

Мона Джей Бонавентура — на заднем сиденье.

Не дожидаясь, пока Чак выключит двигатель, Мона Джей распахнула заднюю дверцу и бросилась к растерянному механику.

— Я вернулась! — воскликнула она, обняв его и приблизив лицо почти вплотную. — Даже не знала, что ты все еще в Роквилле! Случайно встретила Чака с Бонни на улице и первым делом спросила о тебе. А когда узнала, заставила их везти меня прямо сюда!

Мона Джей отступила на шаг, и Кен смог разглядеть ее костюм.

В общем, ничего особенного.

Копна вьющихся каштановых волос перехвачена дешевой лентой, вышитой индейским бисером. Кожаная безрукавка, под ней обтягивающий фиолетовый топик. Расклешенные брюки, невероятно широкие внизу, полностью скрывали ноги, очерчивая в пыли почти полуметровые круги. К тому же с ногами явно было что-то не то — девушка стояла и двигалась очень странно.

Крупный нос, чувственные губы, огромные глаза — примерно таким мог быть результат трудов пластического хирурга, решившего соединить в одном лице Кэрол Синг и Карли Саймон.

Мона Джей вызывающе подбоченилась.

— Ты что, даже не скажешь, что рад меня видеть?

— Черт побери, конечно, рад! Просто растерялся немного. О тебе три года ничего не было слышно…

Она легкомысленно махнула рукой.

— Ты первый уехал.

Абсолютно верно, хотя и ни капли логики. Для почтового ведомства Кен был вполне досягаем.

В 1972 году, когда ему было девятнадцать, а подпись мистера Ребозо, директора школы, еще не высохла в его аттестате, Кен пошел в армию добровольцем. Решение было принято в порыве гнева после крупного скандала с Ризом, когда Кен бросил инструменты и ушел из мастерской, поклявшись никогда не возвращаться.

Имея право выбрать специальность, он, естественно, предпочел служить механиком и в конце концов очутился в военном гараже под Данангом. Пахал там в свое удовольствие два года, отказавшись даже от положенного отпуска. Близким к военным действиям можно считать лишь один эпизод, когда рядовой Таб Рауфлаб из их казармы спьяну выпустил очередь из автоматической винтовки в крысу, за которую принял носок собственного ботинка, выглядывавший из-под одеяла. Так что вьетнамский опыт Кена оказался не более трагическим, чем пребывание в колледже, а во многих отношениях и менее.

Вернувшись после службы в Роквилль, на свою единственную родину, Кен узнал две новости.

Мона Джей покинула родительский дом, не сказав ни слова, куда направляется, и затерялась в лабиринте дорог, как травинка в поле.

Риз Хорот погиб страшной смертью в результате несчастного случая, который Кен вполне мог предотвратить, если бы остался.

В довершение всего он узнал, что согласно краткому завещанию Риза, нацарапанному на обороте счета от компании Форда, но заверенному по всем правилам, автомастерская, которую он практически не покидал с тех пор, как стал отличать ушковый гаечный ключ от трубного, теперь принадлежит некоему Кендрику Скаю.

Трудно сказать, какая из потерь потрясла его больше. Пожалуй, все-таки смерть Риза. В конце концов, Мона была всего лишь девчонкой, а Риз…

Риз был механиком.

И не просто механиком, а, черт побери, лучшим механиком на всем белом свете! Моисеем «фордов», Буддой «бьюиков», Христом «шевроле» и Одином «олдсмобилей».

Кен поклялся бы в этом на чем угодно, хотя и не был знаком с большинством остальных претендентов на этот титул. Дело в том, что ни один человек просто не смог бы сравниться с Ризом в мастерстве. Вздорный старикашка, всегда ходивший в одной и той же прожженной кислотой рубашке и засаленном комбинезоне, был способен инстинктивно распознать любую неисправность машины независимо от марки, модели и года выпуска. Будь то трещина в роторе или утечка клапана, изношенный сальник или суппорт тормоза, Риз мгновенно определял проблему и решал ее легко и изящно, прилагая минимум усилий.

Риз стал в глазах Кена героем с того дня, когда отец взял его с собой на роквилльское автомобильное кладбище, чтобы достать по дешевке ветровое стекло для их старенького «корвера». Тогда он впервые увидел старика за работой, и хотя с тех пор многому научился у гения-отшельника, прекрасно понимал, что не обладает и малой долей его невероятной интуиции…

Заглушив двигатель, Чак вышел из машины. Бонни выскочила следом через ту же дверь, не отставая от него ни на шаг, будто привязанная.

Бонни и Чак были всегда вместе, еще со старших классов, когда он был признанной звездой своей баскетбольной команды, а она привела школу к победе на чемпионате штата по хоккею на траве. В рубашке спортивного покроя, с короткой стрижкой и широким нахальным лицом Чак напоминал Боба Холдемана, что вызывало немало шуток во время недавнего Уотергейтского скандала.

Бонни, голубоглазая блондинка с прической в стиле Грега Олмана, сегодня была в белой блузке с круглым отложным воротником и клетчатой юбке, открывавшей икры, расцарапанные хоккейной клюшкой. Она вечно висла на локте у Чака — некий гибрид Патриции Никсон и Карен Карпентер.

Они были помолвлены уже четыре года, но все откладывали свадьбу, дожидаясь, когда Чак наконец получит повышение в своем Коммерческом банке и сможет зарабатывать достаточно, чтобы обеспечить семейную жизнь на нужном уровне. Отец Чака, Фэрлей-старший, был в банке президентом, благодаря чему Чаку и удалось получить эту работу. Пока результаты его деятельности колебались от посредственных до катастрофических. Банк до сих пор не мог оправиться после того, как Чак дал ссуду местному фермеру, решившему выращивать кофейные бобы, несмотря на роквилльские лютые морозы, и перспектива повышения виделась в высшей степени сомнительной. Видимо, по этой причине за последний год отношения влюбленной парочки стали несколько натянутыми, если не сказать больше.

— А, старый дружок-жестянщик, сколько лет, сколько зим! Ну что, как делишки, чумазый? Я просто счастлив — потратить вечер перед выходными на поездку в твою чертову дыру, чтобы отвезти сюда феминистку-хиппачку, которой наш Роквилль казался недостаточно хорош, пока ее не вышвырнули из Голливуда пинком под зад, — что может быть приятней!

— Успокойся, Чак, — поморщилась Бонни, — разве не замечательно, что Мона Джей так рвалась снова увидеться с Кеном? Представь, каково было бы нам с тобой, расстанься мы на целые годы!

Чак задумчиво закатил глаза к ясному летнему небу.

— Ну, не знаю… — лениво протянул он. — Уж я бы, во всяком случае, не отсиживался на помойке, как придурок! Прижал бы какую-нибудь цыпочку в углу, и дело с концом — на следующий же день, можешь не сомневаться.

— Чарльз Аптон Фэрлей! Как ты смеешь мне такое говорить?

Кен с Моной, не обращая внимания на скандалящую парочку, смотрели друг на друга.

— И где же ты была все это время?

— В основном в Калифорнии.

— Калифорния большая…

— Ну да, в Голливуде.

— О! Значит, стала актрисой, как мечтала?

Мона Джей смущенно потупилась.

— Вроде того… Ты смотрел «Белую молнию»? Там еще Берт Рейнольдс играет Крокодила Маккласки.

— Я мало хожу в кино.

Она вздохнула, как показалось Кену, с облегчением.

— На самом деле роль у меня была совсем маленькая…

— Ха! — перебил Чак. — Ты там плясала с голой грудью на столе! — Он похотливо присвистнул. — Не такая уж и маленькая… Ого-го!

Кен едва удержался от резкого ответа.

— А другие роли? — спросил он Мону.

— Ну… еще одна такая же в «Последней подробности» с Николсоном. Тоже сцена в баре.

— Но ты наверняка чувствуешь, что твой потенциал куда шире…

— Конечно! Я так рада, что ты меня понимаешь, Кен!

— Вот ты и снова в Роквилле… — вздохнул он. — Надолго?

— Не знаю.

— Что собираешься делать?

— Не знаю, — повторила она.

— А что ты знаешь, Мона Джей?

Она широко раскинула руки и задрала голову.

— Я здесь!

Кен поневоле расхохотался.

— Ты права, этого вполне достаточно.

— Уси-пуси, — насмешливо просюсюкал Чак. — Ну прямо голубки. Я счастлив за вас, дети цветов, но нам с Бонни пора валить из твоей проклятой страны Оз, набитой железяками — по дороге из желтого кирпича в реальный мир!

Он затолкал Бонни в «плимут» и повернул ключ зажигания.

Вентиляторный ремень лопнул с таким шумом, как будто поваленное дерево рухнуло на железную крышу.

Чак поспешно заглушил мотор и высунулся из окна.

— Эй, чумазый! Посмотри, что там стряслось, и сделай все как надо, да поживее! Я не могу тут до ночи ошиваться! Давай шевелись, я заплачу, не бойся.

Кеп не спеша направился в ветхий гараж, возвышавшийся среди сотен заросших сорняками автомобильных останков, словно одинокий рыцарь среди поверженных воинов (самым древним среди проржавевших остовов был «кайзер-виктория» 1949 года, а самым свежим — «пинто» семьдесят четвертого, попавший сюда после того, как миссис Стабблфилд, в очередной раз перебрав коктейлей в бридж-клубе, не вписалась в поворот). Вскоре Кен появился с новым приводным ремнем и гаечным ключом, и через пару минут поломка была устранена.

Чак снова завел машину, но, прежде чем уехать, снова высунулся в окно. Вытянув из кармана несколько долларовых купюр, он швырнул их на дорогу.

— Эй, паренек, держи! Сдачу оставь себе, отдашь в пенсионный фонд. Тебе он понадобится, потому что ты так и состаришься на своей никудышной работенке, как твой психованный дружок Риз. Если раньше не проломишь себе голову!

«Плимут» рванул с места, подняв тучу пыли, из которой донесся свинский хохот Чака.

Как жаль, что в мире могут существовать такие, как он, подумал Кен.

И тут же одернул себя.

Такие мысли — не для него, они опасны.

Очень опасны.

Мона Джей с отвращением плюнула вслед удалявшейся машине.

— Вижу, в Роквилле ничего не изменилось, — пробормотала она.

— Нет, изменилось, — возразил Кен. — Ты вернулась.

— И вправду, — улыбнулась она. Потом подошла своей странной неловкой походкой к валявшимся в пыли зеленым бумажкам и аккуратно собрала их. — Хоть и грязные, но не пропадать же им. Деньги нам пригодятся.

Кену понравилось это «нам».

Наблюдая, как Мона Джей поворачивается и идет назад, он не смог больше сдерживать свое любопытство.

— Мона Джей, у тебя что, был несчастный случай в Голливуде? Повредила ногу на съемках?

— Почему ты решил? — удивилась она.

— Ты так странно ходишь…

Девушка весело расхохоталась.

— Да нет, это просто земные туфли!

— Как-как? Земные?

— Ну да. Смотри!

К изумлению Кена, который ожидал, что Мона Джей просто приподнимет ногу или задерет штанину, похожую на колокол, она в мгновение ока расстегнула пояс и спустила джинсы. Перешагнула через них…

Ее трусики были разрисованы кругами со значком внутри — символами мира.

Кен заставил себя отвести глаза от трусиков и посмотрел вниз, на ноги.

— Это и есть земные туфли?

— Ага, с отрицательным каблуком. Их придумала Анна Калсо, датский инструктор по йоге. Она заметила, как полезно ходить босиком по мягкой земле, когда пятка опускается ниже остальной стопы, и разработала специальную модель обуви.

— Ясно, — кивнул Кен. — Такое впечатление, что ты вот-вот опрокинешься назад.

— А что, запросто, — засмеялась Мона.

Кен боялся поднять глаза, чувствуя себя неловко. Символ мира подсказывал нейтральную тему для разговора.

— М-м… Ты рада, что война закончилась?

Мона Джей широко улыбнулась.

— А как же! Теперь мне и трусики ни к чему.

И сняла их.

litresp.ru

rulibs.com : Фантастика : Научная фантастика : Земные туфли : Пол Ди Филиппо : читать онлайн : читать бесплатно

Земные туфли

1. Клеши

Благодаря своему папаше Чарльз Алтон Фэрлей каждый год мог похвастаться новой машиной.

На сей раз у него был ярко-синий «плимут спорт-фьюри» 1975 года выпуска.

Кендрик Скай легко определил это по одному лишь звуку работающего двигателя, хотя сам двигатель, надежно скрытый под капотом, находился на расстоянии четверти мили, на повороте тенистой проселочной дороги, ведущей к скромной мастерской на краю кладбища старых автомобилей.

Месяц назад Кен говорил Чаку, что фабричный вентиляторный ремень его новой роскошной тачки никуда не годится и его надо бы заменить. Чак лишь рассмеялся своим резким неприятным смешком, напоминающим хруст, с которым голодная свинья пожирает новорожденных поросят.

— С какого перепугу, Кен? Ты что, совсем сбрендил? Шарики за ролики зашли? Это же американская машина, а не какое-нибудь японское дерьмо. Прямо с конвейера, и куплена в салоне у Элмора! Сам знаешь, какой он дока в мелочах. Какого черта, ты только взгляни на этот ремень! Нет, ты глянь! Да он крепче, чем мой конец! Я не спорю, папаша Риз спец каких мало, но если ты скажешь, что Элмор сраный сосунок, который может не заметить бракованный ремень… ну что ж, тогда я с удовольствием передам ему твои слова. Посмотрим, как он после этого будет присылать к тебе клиентов.

Кен тогда промолчал. Он вообще предпочитал не высказываться, когда сомневался, что его соображения будут приняты слушателями хоть сколько-нибудь благожелательно. Это вошло в привычку с тех пор, как, вернувшись из Вьетнама, Кен узнал о безвременной кончине Риза, в которой частично винил и себя. Неудивительно, что число бесед, которые он был способен поддерживать, сильно поубавилось.

С другой стороны, теперь ему не приходилось ни с кем спорить.

В конце концов жизнь наладилась и пошла своим чередом, с равными полосами удач и неудач. Во всяком случае, в свои двадцать два года Кен имел мало оснований на нее жаловаться.

По мере того как автомобиль приближался, в шуме мотора все яснее становились различимы жалобные нотки, издаваемые разлохмаченными прядями потертого ремня, который мог лопнуть в любую минуту.

Однако повторять свою ошибку Кен не собирался.

«Плимут» затормозил, подняв облако пыли. Когда она немного рассеялась, стало видно, что в машине, кроме водителя, еще двое.

Бонита Коуни сидела впереди, рядом с Чаком.

Мона Джей Бонавентура — на заднем сиденье.

Не дожидаясь, пока Чак выключит двигатель, Мона Джей распахнула заднюю дверцу и бросилась к растерянному механику.

— Я вернулась! — воскликнула она, обняв его и приблизив лицо почти вплотную. — Даже не знала, что ты все еще в Роквилле! Случайно встретила Чака с Бонни на улице и первым делом спросила о тебе. А когда узнала, заставила их везти меня прямо сюда!

Мона Джей отступила на шаг, и Кен смог разглядеть ее костюм.

В общем, ничего особенного.

Копна вьющихся каштановых волос перехвачена дешевой лентой, вышитой индейским бисером. Кожаная безрукавка, под ней обтягивающий фиолетовый топик. Расклешенные брюки, невероятно широкие внизу, полностью скрывали ноги, очерчивая в пыли почти полуметровые круги. К тому же с ногами явно было что-то не то — девушка стояла и двигалась очень странно.

Крупный нос, чувственные губы, огромные глаза — примерно таким мог быть результат трудов пластического хирурга, решившего соединить в одном лице Кэрол Синг и Карли Саймон.

Мона Джей вызывающе подбоченилась.

— Ты что, даже не скажешь, что рад меня видеть?

— Черт побери, конечно, рад! Просто растерялся немного. О тебе три года ничего не было слышно…

Она легкомысленно махнула рукой.

— Ты первый уехал.

Абсолютно верно, хотя и ни капли логики. Для почтового ведомства Кен был вполне досягаем.

В 1972 году, когда ему было девятнадцать, а подпись мистера Ребозо, директора школы, еще не высохла в его аттестате, Кен пошел в армию добровольцем. Решение было принято в порыве гнева после крупного скандала с Ризом, когда Кен бросил инструменты и ушел из мастерской, поклявшись никогда не возвращаться.

Имея право выбрать специальность, он, естественно, предпочел служить механиком и в конце концов очутился в военном гараже под Данангом. Пахал там в свое удовольствие два года, отказавшись даже от положенного отпуска. Близким к военным действиям можно считать лишь один эпизод, когда рядовой Таб Рауфлаб из их казармы спьяну выпустил очередь из автоматической винтовки в крысу, за которую принял носок собственного ботинка, выглядывавший из-под одеяла. Так что вьетнамский опыт Кена оказался не более трагическим, чем пребывание в колледже, а во многих отношениях и менее.

Вернувшись после службы в Роквилль, на свою единственную родину, Кен узнал две новости.

Мона Джей покинула родительский дом, не сказав ни слова, куда направляется, и затерялась в лабиринте дорог, как травинка в поле.

Риз Хорот погиб страшной смертью в результате несчастного случая, который Кен вполне мог предотвратить, если бы остался.

В довершение всего он узнал, что согласно краткому завещанию Риза, нацарапанному на обороте счета от компании Форда, но заверенному по всем правилам, автомастерская, которую он практически не покидал с тех пор, как стал отличать ушковый гаечный ключ от трубного, теперь принадлежит некоему Кендрику Скаю.

Трудно сказать, какая из потерь потрясла его больше. Пожалуй, все-таки смерть Риза. В конце концов, Мона была всего лишь девчонкой, а Риз…

Риз был механиком.

И не просто механиком, а, черт побери, лучшим механиком на всем белом свете! Моисеем «фордов», Буддой «бьюиков», Христом «шевроле» и Одином «олдсмобилей».

Кен поклялся бы в этом на чем угодно, хотя и не был знаком с большинством остальных претендентов на этот титул. Дело в том, что ни один человек просто не смог бы сравниться с Ризом в мастерстве. Вздорный старикашка, всегда ходивший в одной и той же прожженной кислотой рубашке и засаленном комбинезоне, был способен инстинктивно распознать любую неисправность машины независимо от марки, модели и года выпуска. Будь то трещина в роторе или утечка клапана, изношенный сальник или суппорт тормоза, Риз мгновенно определял проблему и решал ее легко и изящно, прилагая минимум усилий.

Риз стал в глазах Кена героем с того дня, когда отец взял его с собой на роквилльское автомобильное кладбище, чтобы достать по дешевке ветровое стекло для их старенького «корвера». Тогда он впервые увидел старика за работой, и хотя с тех пор многому научился у гения-отшельника, прекрасно понимал, что не обладает и малой долей его невероятной интуиции…

Заглушив двигатель, Чак вышел из машины. Бонни выскочила следом через ту же дверь, не отставая от него ни на шаг, будто привязанная.

Бонни и Чак были всегда вместе, еще со старших классов, когда он был признанной звездой своей баскетбольной команды, а она привела школу к победе на чемпионате штата по хоккею на траве. В рубашке спортивного покроя, с короткой стрижкой и широким нахальным лицом Чак напоминал Боба Холдемана, что вызывало немало шуток во время недавнего Уотергейтского скандала.

Бонни, голубоглазая блондинка с прической в стиле Грега Олмана, сегодня была в белой блузке с круглым отложным воротником и клетчатой юбке, открывавшей икры, расцарапанные хоккейной клюшкой. Она вечно висла на локте у Чака — некий гибрид Патриции Никсон и Карен Карпентер.

Они были помолвлены уже четыре года, но все откладывали свадьбу, дожидаясь, когда Чак наконец получит повышение в своем Коммерческом банке и сможет зарабатывать достаточно, чтобы обеспечить семейную жизнь на нужном уровне. Отец Чака, Фэрлей-старший, был в банке президентом, благодаря чему Чаку и удалось получить эту работу. Пока результаты его деятельности колебались от посредственных до катастрофических. Банк до сих пор не мог оправиться после того, как Чак дал ссуду местному фермеру, решившему выращивать кофейные бобы, несмотря на роквилльские лютые морозы, и перспектива повышения виделась в высшей степени сомнительной. Видимо, по этой причине за последний год отношения влюбленной парочки стали несколько натянутыми, если не сказать больше.

— А, старый дружок-жестянщик, сколько лет, сколько зим! Ну что, как делишки, чумазый? Я просто счастлив — потратить вечер перед выходными на поездку в твою чертову дыру, чтобы отвезти сюда феминистку-хиппачку, которой наш Роквилль казался недостаточно хорош, пока ее не вышвырнули из Голливуда пинком под зад, — что может быть приятней!

— Успокойся, Чак, — поморщилась Бонни, — разве не замечательно, что Мона Джей так рвалась снова увидеться с Кеном? Представь, каково было бы нам с тобой, расстанься мы на целые годы!

Чак задумчиво закатил глаза к ясному летнему небу.

— Ну, не знаю… — лениво протянул он. — Уж я бы, во всяком случае, не отсиживался на помойке, как придурок! Прижал бы какую-нибудь цыпочку в углу, и дело с концом — на следующий же день, можешь не сомневаться.

— Чарльз Аптон Фэрлей! Как ты смеешь мне такое говорить?

Кен с Моной, не обращая внимания на скандалящую парочку, смотрели друг на друга.

— И где же ты была все это время?

— В основном в Калифорнии.

— Калифорния большая…

— Ну да, в Голливуде.

— О! Значит, стала актрисой, как мечтала?

Мона Джей смущенно потупилась.

— Вроде того… Ты смотрел «Белую молнию»? Там еще Берт Рейнольдс играет Крокодила Маккласки.

— Я мало хожу в кино.

Она вздохнула, как показалось Кену, с облегчением.

— На самом деле роль у меня была совсем маленькая…

— Ха! — перебил Чак. — Ты там плясала с голой грудью на столе! — Он похотливо присвистнул. — Не такая уж и маленькая… Ого-го!

Кен едва удержался от резкого ответа.

— А другие роли? — спросил он Мону.

— Ну… еще одна такая же в «Последней подробности» с Николсоном. Тоже сцена в баре.

— Но ты наверняка чувствуешь, что твой потенциал куда шире…

— Конечно! Я так рада, что ты меня понимаешь, Кен!

— Вот ты и снова в Роквилле… — вздохнул он. — Надолго?

— Не знаю.

— Что собираешься делать?

— Не знаю, — повторила она.

— А что ты знаешь, Мона Джей?

Она широко раскинула руки и задрала голову.

— Я здесь!

Кен поневоле расхохотался.

— Ты права, этого вполне достаточно.

— Уси-пуси, — насмешливо просюсюкал Чак. — Ну прямо голубки. Я счастлив за вас, дети цветов, но нам с Бонни пора валить из твоей проклятой страны Оз, набитой железяками — по дороге из желтого кирпича в реальный мир!

Он затолкал Бонни в «плимут» и повернул ключ зажигания.

Вентиляторный ремень лопнул с таким шумом, как будто поваленное дерево рухнуло на железную крышу.

Чак поспешно заглушил мотор и высунулся из окна.

— Эй, чумазый! Посмотри, что там стряслось, и сделай все как надо, да поживее! Я не могу тут до ночи ошиваться! Давай шевелись, я заплачу, не бойся.

Кеп не спеша направился в ветхий гараж, возвышавшийся среди сотен заросших сорняками автомобильных останков, словно одинокий рыцарь среди поверженных воинов (самым древним среди проржавевших остовов был «кайзер-виктория» 1949 года, а самым свежим — «пинто» семьдесят четвертого, попавший сюда после того, как миссис Стабблфилд, в очередной раз перебрав коктейлей в бридж-клубе, не вписалась в поворот). Вскоре Кен появился с новым приводным ремнем и гаечным ключом, и через пару минут поломка была устранена.

Чак снова завел машину, но, прежде чем уехать, снова высунулся в окно. Вытянув из кармана несколько долларовых купюр, он швырнул их на дорогу.

— Эй, паренек, держи! Сдачу оставь себе, отдашь в пенсионный фонд. Тебе он понадобится, потому что ты так и состаришься на своей никудышной работенке, как твой психованный дружок Риз. Если раньше не проломишь себе голову!

«Плимут» рванул с места, подняв тучу пыли, из которой донесся свинский хохот Чака.

Как жаль, что в мире могут существовать такие, как он, подумал Кен.

И тут же одернул себя.

Такие мысли — не для него, они опасны.

Очень опасны.

Мона Джей с отвращением плюнула вслед удалявшейся машине.

— Вижу, в Роквилле ничего не изменилось, — пробормотала она.

— Нет, изменилось, — возразил Кен. — Ты вернулась.

— И вправду, — улыбнулась она. Потом подошла своей странной неловкой походкой к валявшимся в пыли зеленым бумажкам и аккуратно собрала их. — Хоть и грязные, но не пропадать же им. Деньги нам пригодятся.

Кену понравилось это «нам».

Наблюдая, как Мона Джей поворачивается и идет назад, он не смог больше сдерживать свое любопытство.

— Мона Джей, у тебя что, был несчастный случай в Голливуде? Повредила ногу на съемках?

— Почему ты решил? — удивилась она.

— Ты так странно ходишь…

Девушка весело расхохоталась.

— Да нет, это просто земные туфли!

— Как-как? Земные?

— Ну да. Смотри!

К изумлению Кена, который ожидал, что Мона Джей просто приподнимет ногу или задерет штанину, похожую на колокол, она в мгновение ока расстегнула пояс и спустила джинсы. Перешагнула через них…

Ее трусики были разрисованы кругами со значком внутри — символами мира.

Кен заставил себя отвести глаза от трусиков и посмотрел вниз, на ноги.

— Это и есть земные туфли?

— Ага, с отрицательным каблуком. Их придумала Анна Калсо, датский инструктор по йоге. Она заметила, как полезно ходить босиком по мягкой земле, когда пятка опускается ниже остальной стопы, и разработала специальную модель обуви.

— Ясно, — кивнул Кен. — Такое впечатление, что ты вот-вот опрокинешься назад.

— А что, запросто, — засмеялась Мона.

Кен боялся поднять глаза, чувствуя себя неловко. Символ мира подсказывал нейтральную тему для разговора.

— М-м… Ты рада, что война закончилась?

Мона Джей широко улыбнулась.

— А как же! Теперь мне и трусики ни к чему.

И сняла их.

rulibs.com

Пол Ди Филиппо «Земные туфли»

На данной странице перечислены оценки читателей произведению Пола Ди Филиппо «Земные туфли». Подсказка book'ашки

Гистограмма:

Обратите внимание! Средняя оценка считается как средневзвешенная. Вес каждой оценки равен степени доверия сайта оценкам этого посетителя. Считается (обновляется) в фоновом режиме на основании разных критериев и статистик и не публикуется на сайте. Использование доверительного веса и средневзвешенного среднего сводит к минимуму влияние оценок недобросовестных накрутчиков. Простое среднее по оценкам этого произведения даёт значение 7.15.

Режим отображения:
  • таблица
  • список
Оценка10:k0a0t0z, азазелло
Оценка9:С.Соболев
Оценка8:assefaerin, k_a_t_z, Milantropio, mogzonec, ostenbaken, PCPA, Страшильщик
Оценка7:alex1970, chivel, dima63, DownJ, Felis Manul, jalojik, Jina01, Kuntc, navin, UMAB-C-PEX, Windom Earle
Оценка6:5282, genka78, слОГ
Оценка5:george1109, Katy
Оценка4:
Оценка3:йокумон
Оценка2:
Оценка1:

Экспорт:

Вы можете разместить на другом сайте (форуме, блоге) картинку со средней оценкой этого произведения. Посетители будут видеть всегда актуальную, мгновенно обновляемую среднюю оценку.

fantlab.ru

Туфли со съемными каблуками от Таня Хит. Это БОМБА!

Дизайнер Таня Хит (Tanya Heath) воплотила в жизнь мечты миллиона женщин. Она совершила настоящую революцию в обувном мире, придумав съемный каблук. Только представьте, вы можете просто снять каблук, когда устали. Заменить его, например, на более низкий или устойчивый. А может и наоборот, за несколько секунд превратить свои удобные туфли на низком ходу в вечерне-выходные, добавив изящный каблучок.

Туфли со съемными каблуками от Тани Хит. Это БОМБА!!!

Лично мы в восторге от этой идеи! Это же невероятно удобно. Можно с комфортом дойти до той же работы в удобных туфельках, в офисе пощеголять на каблуках, а домой опять возвращаться в комфортной обуви. И все, что для этого нужно – положить в свою сумочку небольшие каблучки!

Туфли со съемными каблуками от Тани Хит. Это БОМБА!!!

Самое приятное, что к одним и тем же туфлям можно пристегивать миллион разных каблуков на любой вкус и цвет.

Туфли со съемными каблуками от Тани Хит. Это БОМБА!!!

Это настолько гениальная идея, что даже не верится. Но факт, остается фактом. Таня Хит действительно это сделала. Все просто — каблуки пристегиваются с помощью специальной защелки, а отстегиваются путем нажатия на кнопку.

Туфли со съемными каблуками от Тани Хит. Это БОМБА!!!

При создании туфель использована технология memory foam, за счет которой давление в ноге распределяется равномерно. Поэтому носить такую обувь удобно!

Туфли со съемными каблуками от Тани Хит. Это БОМБА!!!

Женщина в течение дня меняет миллион ролей: она мама, она деловая леди, она домохозяйка, покупающая продукты, она романтичная особа, идущая на свидание…как успеть за такими изменениями в одной паре туфель? Легко!

httpv://youtu.be/vZ8azAGRRns

Лично мы считаем, что надо сказать огромное спасибо этому талантливому дизайнеру и с нетерпением ждать, когда все крупные производители обуви возьмут на заметку эту чудесную идею.

Туфли со съемными каблуками от Тани Хит. Это БОМБА!!!

18th Май, 2015

Загрузка...

xfashionstyle.ru

Виды обуви

 

Летняя (открытая) обувь

 

 

ВЬЕТНАМКИ

 

Эти удобные шлепанцы легко узнать по двум перемычкам, соединяющимся между большим и указательным пальцами ноги.

Эта обувь появилась еще в Древнем Египте, и вскоре начала свое путешествие по миру: Древний Рим, Япония, Вьетнам. В Японии такие шлепанцы называются «варадзи», делаются из рисовой соломы, а носятся со специальными носками — «таби».

В Европу эта обувь пришла во время Второй Мировой войны, основным материалом стала универсальная резина. Один из самых популярных «вьетнамочных» брендов — «Havaianas». Яркие шлепки из Бразилии (родина компании) давно известны всему миру, отделанные золотом–бриллиантами, шлепки «Havaianas» вручают всем претендентам на премию «Оскар».

Вьетнамки даже проникли в коллекции крупных брендов: в 2002 г. в них маршировали модели Жан–Поля Готье, восточные шлепки есть в коллекциях Chanel и Dior. Брендовые вьетнамки делают из мягкой кожи, украшают вышивкой и стразами.

Теперь перепонок между пальцами может быть две, появляется танкетка и каблук. Фирмы изощряются в оригинальности: к подошве вьетнамок прикрепляют открывалку, в каблуке делают отдел для хранения мелочей.Но, независимо от капризов моды, простые и яркие резиновые вьетнамки — удобная обувь для пляжа, бассейна, бани. Кроме этого, такие шлепанцы отлично вписываются в летний вариант стиля «хиппи», подходят для обычных прогулок или неформальных вечеринок. И все же, долгое ношение вьетнамок делает походку «мелкой», провоцирует искривление пальцев — так что блюдите здоровье ног!

 

 

САНДАЛИИ

 

Простая летняя обувь из подошвы, часто плоской, которая крепится на ноге ремешками или верёвками.

Сандалии — самая древняя обувь на Земле. В них ходили еще в Древнем Египте, потом в Римской империи, а затем и в Азии. Делали сандалии из всего, что попадалось под руку: папирус, солома, кожа.

А вот путь сандалий на подиумы был долгим и трудным. В 20–е годы француженка Мадлен Вионне попыталась включить открытую обувь в коллекцию дома «Дусе» — такого радикализма ей не позволили. А «звездный сапожник» начала ХХ века Сальваторе Феррагамо пустился на хитрость: предложил сандалии индийской принцессе, привыкшей к открытой обуви. Новинку заметили, одобрили, и европейский бомонд стал носить сандалии на курортах и отдыхе. Модель назвали «римским сандалиями» — кожаные, на тонкой подошве, с множеством ремешков.

Сегодня сандалии имеют множество модификаций: для водного спорта, с разделенными пальцами и закрытым носком, удобные «биркенштоки» (с ортопедической подошвой) и даже на меху! Эту обувь любят хиппи, молодежь и защитники природы. А как же их не любить? Практично и экологично!

 

 

ЭСПАДРИЛЬИ

 

Легкая летняя обувь на верёвочной подошве с матерчатым верхом изо льна или хлопка. Эспадрильи могут быть как мужскими, так и женскими, на плоской подошве или на каблуке, платформе, закрытыми или открытыми.

Сейчас подошву этой обуви прорезинивают, по краю нашивают веревочный кант. Еще одна примета этих туфелек — веревки вокруг лодыжки, завязанные крест–накрест.

Родина эспадрилий — Испания. В XIII веке их носили крестьяне и солдаты–пехотинцы. Подошву плели из особой травы «эспарто» — отсюда и название.

Универсальная и дешевая обувь стала популярной и быстро распространилась по всей стране. Через много веков эспадрильи будут носить такие великие испанцы, как Сальвадор Дали и Пабло Пикассо. А знаменитый модельер Маноло Бланик начал свою карьеру с декорирования обычных эспадрилий.

В 60–х годах прошлого века испанскую обувку привел на подиумы эпатажный Ив–Сен Лоран. Веревочные туфли оценили Грейс Келли, Одри Хепберн и даже молодой Джон Кеннеди.

Эспадрильи — летняя обувь, которая сочетается с легкими и яркими шортам, сарафанами, юбками–макси. Только берегите свою обувь от воды, иначе веревочная подошва может сильно размокнуть!

 

 

СЛАНЦЫ

 

Вид шлепанцев, закрытых спереди, со свободной пяткой.

История возникновения слова «сланцы» довольно забавная: в СССР эту обувь делали на заводе резиновых изделий в городе Сланцы. Название населенного пункта проставляли на подошве, и простодушные обыватели принимали его за название города.

А вот в Европе такие шлепки называются «пантолетами». Делают их, как и у нас, из резины, популярны модели из замши и кожи.

При всей своей простоте, шлепки — незаменимая обувь для летнего отдыха. Яркие резиновые сланцы пригодятся на пляже, а красиво отделанные пантолеты на каблуке подойдут даже для свидания.

 

 

 

Осенняя и весенняя обувь для теплой погоды

 

 

МЕРИ ДЖЕЙН

 

Туфельки с круглым носом и перепонкой. 

Делаются из различных материалов, могут иметь любую расцветку и высоту каблука. Отличный вариант для стройных и длинноногих, маленьким женщинам стоит выбирать модели «Мери Джейн» только на высоком каблуке.

Эта модель пришла к нам из… детских комиксов. В 1902 г. в Америке дети обожали приключения Бастера Брауна. У этого персонажа комиксов была сестра Мэри Джейн, которая постоянно ходила в аккуратных туфлях на плоской подошве с перепонкой. А уже через два года предприимчивый американец создал «Brown Shoе Company», которая выпускала такие вот туфельки.

Девочки эту модель просто обожали! Позже появились модель для мальчиков и взрослых тетенек. «Мери Джейн» стала на каблуки и приобрела острый нос — сейчас существует множество вариаций этой обуви.

В 60–е годы туфли сделала популярными Твигги, которая носила их с короткими юбками и платьями. В 90–е в детских туфельках «Мери Джейн» эпатировала публику Кортни Лав. Сегодня эта модель есть в коллекциях Chanel и Chloe.

«Мери Джейн» сочетается с женственными юбками и платьями. Особенно хороши эти туфли в образе «беби долл». Такую обувь не стоит сочетать с брюками. И, конечно, цветастые удобные «Мери Джейн» порадуют всякую маленькую модницу.

 

 

МЮЛИ

 

Женские туфли на каблуке, с закрытым носком и без задника.

Эту обувь делают из различных материалов, с высоким подъемом и на низком каблуке. Мюли — очень женственная обувь, которая визуально делает ногу стройнее. Дизайнеры любят украшать мюли стразами, вышивкой и несерьезными бантами.

А ведь слово «мюли» произошло от древнегреческого «мыслитель». В Древнем Риме эту обувь носили мужчины, серьезные философы и политики. А много столетий спустя эта обувь пришла в будуары изнеженных аристократок. Дамы заказывали мюли со скошенным каблуком, чтобы след от ноги оставался маленьким, а кавалеры вздыхали по крошечной ножке своих любимых. Поэтому обувь требовала еще одного аксессуара — тросточки.

К счастью, современная мода более благосклонна к женщинам: теперь шьют мюли с устойчивым каблуком и любой высоты. Правда, в широкие массы эта обувь все равно шла очень долго. В начале прошлого века мюли носили только яркие дивы Голливуда, а чопорные массы считали туфли слишком вульгарными. 

Реабилитировали мюли бренды Oscar de la Renta, Fendi, Louis Vuitton.

Сегодня мюли можно одеть и к вечернему платью, и к яркому летнему сарафану. А еще эти туфли хорошо сочетаются с цветастыми шортами и узкими джинсами.

 

 

БРОГИ

 

Просто туфли с перфорацией. 

Различают несколько видов брогов, в зависимости от количества дырочек. Полные броги перфорированы по всей поверхности, а мысок сделан в форме буквы «W», полуброги — на мыске («медальон»), четвертные броги — только на швах. Обычно делаются из гладкой кожи или замши.

Приятно, что причина возникновения брогов — стремление мужчин к чистоте. Ирландским фермерам приходилось много бродить по болотам, из–за чего к вечеру их ноги пахли достаточно дерзко. Тогда мужчины решили делать в ботинках отверстия, чтобы выпускать влагу наружу и проветривать стопу.

Но не только фермеры полюбили броги. В начале ХХ века обувь оценил британский принц Эдвард — этот модник любил играть в гольф в полных брогах. А Майкл Джексон часто показывал свою «лунную походку» именно в черно–белых брогах. Сейчас эти туфли освоили и женщины: актрисы, певицы и прочая богема, вроде Тейлор Свифт и Эммы Уотсон. 

Сегодня эти туфли также актуальны, являются атрибутом стиля «смарт кэжуэл» и прекрасно подойдут для вечеринок и всяких неформальных мероприятий. А более сдержанные четвертные броги подойдут и к костюму — на скучных заседаниях можно пересчитывать отверстия перфорации.

 

 

СЛИПЕРЫ

 

Женские или мужские туфли без шнурков и застежек.

Это обувь с низким каблуком или вообще без него, которая изначально делалась из дорогого бархата и украшалась вышивкой. Теперь слиперы шьют из кожи, замши и прочих популярных материалов.

Удобная обувка появилась в домах британских аристократов в ХІХ веке — такие себе культурные тапочки. Вместе со смокингом к семейному ужину их надевали такие лидеры нации, как принц Альберт и Уинстон Черчилль. На улицы слиперы вышли в 60–е годы ХХ века, их разукрасили в кричащие цвета, стали декорировать бантами и шипами.

Эпатажные модели слиперов представляет бренд Alexander MacQuieen, трогательная розовая модель с рюшами — творение дизайнеров Valentino.

Слиперы носят и мужчины, и женщины. Эта легкая обувь отлично дополнит легкое платье, яркие льняные брюки либо джинсы. 

 

 

САБО

 

Туфли на деревянной подошве с массивным каблуком.

Строго говоря, сабо — обувь, полностью сделанная из дерева, а модели с верхом из кожи или текстиля — клоги. Изначально сабо делали без задников, но сейчас существует множество «вариаций на тему» с пяткой и на ремешках, верх делается из чего угодно, остается только деревянная подошва. По канту эту обувь часто украшают заклепками.

Изначально сабо были частью национального европейского костюма. Их носил простой народ Англии, Франции, Голландии. В 60–х годах прошлого столетия появились хиппи и мода на этнику, а с ними и любовь к этим грубым, но удобным башмакам. Популярности сабо способствовала рок–певица Дженис Джоплин. 

Но затем на несколько десятилетий сабо были забыты. В 2010 новый всплеск любви к «деревяшкам»: они появляются в коллекциях Versace и Miu Miu.

И сегодня эта летняя обувь остается актуальной. Сабо чудесно сочетаются с яркими «неофициальными» сарафанами и платьями, и, кроме того, очень практичны: деревянным подошвам не страшны летние грозы и слякоть.

 

 

ТУФЛИ ЛОДОЧКИ

 

Самая популярная разновидность женской обуви — глубоко вырезанные туфли, в которые нога может легко проскользнуть (точно в лодку!).

Лодочки могут быть «плоскими» и на каблуке. Шьются из любых материалов: кожи, замши, пластика, кожзама и даже меха. 

Лодочки появились в XV веке. В Англии их носили слуги–мужчины. Через четыреста лет матерчатые лодочки стали обязательной частью дресс–кода для женщин в суде.

Уже привычные и популярные туфли удивили всех в 50–х годах ХХ века. Дизайнер Роже Вивьер сделал лодочки с заостренным носом и на тонком невысоком каблуке — первые шпильки. Тут «очнулся» и великий Сальваторе Феррагамо: великий обувщик делает 10–сантиметровые шпильки для Мэрилин Монро. Кинодива обувает их в фильме «В джазе только девушки» и производит фурор среди модниц! 

Коко Шанель тоже обратила внимание на вездесущие лодочки. Её «фишка» — туфли на невысоком каблуке с затемненным носком — так нога выглядит уже. И сегодня туфли–лодочки регулярно появляются в коллекциях Chanel и таких «львов» высокой моды, как Salvatore Ferragamo, Versace, Yves–Saint Loran.

Лодочки много раз менялись, сейчас на полках магазинов вы найдете модели всех расцветок, на каблуках, танкетках и «плоские», с узким, квадратным или круглым носком, кожаные, из пластика или меха. Естественно, такое разнообразие позволяет выбрать обувь и для прогулок, и для работы, и для вечеринок. Но следите за здоровьем: в туфлях без застежек и шнурков повышается давление на пальцы ног.

 

 

ЛОФЕРЫ

 

Удобные туфли на низком широком каблуке, без шнурков и застежек. Лоферы похожи на мокасины и часто украшаются кисточками.

Лоферы — это от английского «loafer» — «бездельник». И правда, в этих мягких туфлях хочется просто наслаждаться жизнью, легко ступая по бульварам–тротуарам. Главная их примета — кисточки чисто декоративного характера. Лоферы часто шьются из замши нейтральных цветов: бежевого, коричневого, серого. 

Когда–то лоферы носили британские и норвежские моряки. В 1930 г. предприниматели из Лондона Сполдинги занялись частным производством лоферов, украшенных кисточкой. Через 4 года американец Басс сделал обувь с кожаной перемычкой вместо кистей. В перемычке была прорезь, куда моряки и студенты прятали денежку на черный день, поэтому модель получила название «пенни–лоферы». А модель с металлической пряжкой–перемычкой стала символом элитного дома моды Gucci.

Вскоре мягкие туфли оценили и дамы, да какие! Лоферы носили Одри Хепберн и Грейс Келли. А еще модель с белым носком очень любил поп–король Майкл Джексон.

Пару лет назад лоферы заняли прочные позиции на подиумах и пока не собираются их сдавать. Теперь эти туфли делают и на каблуке, отчего они стали менее удобными, но еще более популярными. 

Лоферы — элемент стиля кэжуэл, но множество современных модификаций позволяют подобрать модель для официальных встреч и работы в офисе. Лучший ансамбль с лоферами — джинсы, мягкие брюки, шорты, цветастое платье.

 

 

БАЛЕТКИ

 

Удобные женские туфли на плоской подошве или с маленьким каблуком.

Балетки произошли от пуантов, изначально даже имели завязки вокруг лодыжки. Обувь эта сравнительно молодая — разработана в 1932 г. в Лондоне Яковом Блохом. Современные балетки шьют из натуральных и искусственных материалов, разукрашивают во все цвета радуги, украшают вышивкой и драгоценными камнями.

Славу балеткам принесла Одри Хепберн — актриса часто выходила в свет в мягких замшевых туфельках от Сальваторе Феррагамо. У этого дома моды до сих пор существует модель «Audrey». Балетки носила и Бриджит Бардо — для фильма «И Бог создал женщину» плоские туфельки ей разработала Роза Репетто. Сегодня бренд «Repetto» шьет только балетки и очень популярен. 

Секрет балеток в их универсальности. Эта обувь вписывается в каноны классического стиля, и в то же время удобная и универсальная. Балетки сочетаются с платьями, джинсами, юбками, или узкими брюками — этот вариант любила Одри Хепберн. 

А еще низкие балетки — отличный вариант туфель для беременных женщин.

 

 

МОКАСИНЫ

 

Вид мягкой обуви с гибкой подошвой.

Эта обувь похожа на монки и лоферы, только мягче и удобнее. Туфли должны максимально лежать по ноге, поэтому тут нужны натуральные материалы: кожа, замша. В классическом понимании ближе всего к мокасинам мягкая обувь для вождения. Изначально мокасины были мужской обувью, но сейчас яркие и удобные модели шьют и для женщин.

Мокасины носили индейцы Северной Америки в XV–XVI веках. Обувь приглянулась колонизаторам и попала в Европу. Много лет спустя, с развитием автомобилестроения, мокасины стали безумно популярны у водителей, особенно в Италии, где много дорогих спортивных машин. Именно там и появились две крупнейших компании–производителя мокасин: «Tod’s» и «The Original Car Shoe».

Итальянский франт Джанни Аньелли привлекал внимание публики своими красными мокасинами, надетыми по

www.liketka.com

Туфли со съемными каблуками

туфли со съемными каблуками

Сбылась мечта многих женщин и очередная революция в модном мире. Французский дизайнер Таня Хит (TANYA HEATH) создала обувь со съемным каблуком. Теперь достаточно легкого движения – и вы сможете избавиться от каблука, когда ноги устали. Туфли на шпильках легко превращаются в удобную модель на более низком ходу или вовсе без каблука.

«Волшебные» туфли со съемными каблуками

К одной паре такой обуви есть возможность прикрепить несколько вариантов каблуков, что дает больше возможностей правильно подобрать обувь к созданному луку. Существует три вида каблучков различной длины, от четырех с половиной сантиметров до девяти. И женщины, попробовавшие такую обувь, утверждают, что она очень удобна.

Особенность модели – в подошве, созданной при помощи технологии memory foam. Она позволяет давлению в ноге равномерно распределяться по поверхности подошвы, делая ношение обуви комфортным. Более того, они легко принимает нужную форму, и носочек ее выглядит естественно с любой высотой каблука.

Туфли со съемными каблуками – новинка в мире моды, поэтому очень востребованы. Цена одной пары начинается с цифры двадцать пять евро на ценнике, и может достигать пятисот евро.

Как все происходит?

На вид такие туфли совершенно обычны. Конечно же, они выполнены из качественных материалов. Легким нажатием на кнопку съемный каблук отстегивается. Механизм исполнен качественно — все получается с первого раза. При установке другой модели, форсунки в подошве крепко его удерживают. Замену можно производить множество раз, когда каблук становится на место – слышен щелчок.

Что удобно – каблуки могут иметь не только различную высоту, но и форму, а также цвет. Поэтому, сняв традиционный каблук средней высоты и заменив его, к примеру, фигурным каблучком со стразами, вы легко сможете превратить офисные туфли в дополнение вечернего или праздничного лука.

Если же устали ноги, то каблук можно убрать вовсе, оставшись в удобных лодочках.

Одна пара на любой случай?

Судя по описанию модели, ее легко использовать в разных жизненных ситуациях. Каблуки очень удобно уложены в мешочки и не занимают много места. Но это абсолютно не значит, что вам будет достаточно этих туфель. Наличие этой модели ни в коем случае не означает, что количество модной обуви у вас должно резко уменьшиться. Просто добавьте в свою коллекцию туфель еще и эту необычную пару.

 

womanadvice.ru

Как носить обувь на высоких каблуках без вреда для здоровья

Каблуки вредят мышцам и суставам стоп. Из-за проблем с мышцами растёт риск падений и травм. Долгосрочные последствия не лучше: деформация стоп, боль в спине, нездоровая походка.

Сэмми Марго (Sammy Margo) из Британского королевского общества физиотерапевтов каждый день видит, до чего доводят каблуки: ушибы, разрывы связок, мозоли и шишки, травмы коленей и тазобедренных суставов, проблемы с позвоночником. И переломы, конечно, из-за того, что не удалось удержать равновесие.

Понятно, что не все носят особо опасные шпильки и что на свете вообще много вредного. Но чтобы уменьшить вред от каблуков, помогите своим стопам.

1. Выбирайте удобные каблуки

Не все каблуки обязательно вредят ногам.

Например, если у вас 4-сантиметровый каблук и 1 см этой высоты — платформа, то собственно каблук получается 3-сантиметровым. И это лучше, чем 4-сантиметровые шпильки.

Выбирайте широкие массивные каблуки, на которых легче удержать равновесие. В правильной обуви каблук ударяется о землю, а затем вес плавно переносится на подушечки стоп.

2. Меняйте обувь

Туфли на каблуках укорачивают и перенапрягают икроножные мышцы. А с другой стороны голени мышцы, наоборот, растягиваются. Нарушается равновесие в развитии мускулов, а это повышает риск травм.

Поэтому каблуки не надо носить каждый день. Как и кеды или балетки на совершенно плоской подошве: стопы привыкают к одной позиции. Лучше всего чередовать обувь, чтобы ноги не находились в одном и том же положении.

3. Делайте упражнения

Чтобы сохранить здоровье мышц стопы, 3–4 раза в неделю выполняйте небольшой комплекс упражнений. Для этого не обязательно выделять время специально, большинство упражнений легко встраивается в повседневные дела.

Например, полезно встать носками на нижнюю ступень лестницы и опустить пятки. Так растянутся мышцы голени. В этом положении задержитесь на 10 секунд, потом встаньте на носочки.

Полезно вспоминать обычную разминку, которую мы делали в школе на физкультуре: ходить на пятках, на внешней и на внутренней стороне стопы.

А когда вы отдыхаете сидя, перекатывайте стопами бутылку с водой или массажный мячик.

Актриса и поклонница здорового образа жизни Гвинет Пэлтроу опубликовала целый комплекс специальных упражнений, которые помогают отдохнуть от каблуков.

Растяжка мышц стопы

goop.com

Первое упражнение помогает против молоткообразной деформации пальцев, защемления нервов, маршевого перелома и образования костных наростов.

Для начала протяните правую руку к левой ноге и соедините пальцы, как будто вы собираетесь поздороваться с собственной ногой. Большой палец руки при этом будет свободен, а остальные четыре расположите между пальцами ног. В таком положении нужно задержаться на 30 секунд. Потом потяните пальцы ног вниз, растягивая верхнюю часть стопы в течение 5 секунд. Выполните 10 повторений.

Растяжка разгибателей стопы

goop.com

Это упражнение предотвращает боли в мышцах голени после высоких нагрузок.

Встаньте на колени. Положите под ноги валик из полотенца, чтобы поднять подушечки стоп максимально высоко. Медленно опускайте бёдра на стопы, пока не почувствуете натяжение в передней части стопы и голени. Задержитесь в этом положении на 30 секунд. Повторите дважды.

Растяжка малоберцовых мышц

goop.com

Это упражнение борется с нарушением пропорций в развитии мышц голени и стопы, с изменениями в суставах. Для его выполнения нужен ремень или верёвка, которые не растягиваются.

Лягте на спину, обхватите ремнём подушечки стопы правой ноги. Поднимите прямую правую ногу, левую оставьте вытянутой на полу. Пальцы правой ноги потяните на себя и выверните стопу внутрь. Ремень держите левой рукой. Постарайтесь потянуть правую ногу, будто хотите коснуться пальцами ноги левого плеча. Вы должны почувствовать натяжение в икрах. Задержитесь на 30 секунд.

Повторите упражнение дважды для обеих ног.

Растяжка голени

goop.com

Помогает предотвратить воспаление ахиллового сухожилия, подошвенный фасциит и растяжение связок.

Встаньте в положение в выпаде, руки на стене. Левая нога согнута, правая — вытянута назад. Слегка поверните правую ногу так, чтобы носок смотрел внутрь. Не отрывайте пятки от пола, опирайтесь на правую пятку. Бёдра должны располагаться параллельно стене, колено правой ноги — прямое. Задержитесь в таком положении на 30 секунд.

Затем передвиньте правую ногу ближе к стене, согнув её в колене. Следите, чтобы носок по-прежнему смотрел внутрь, а пятка не отрывалась от пола. Снова задержитесь на 30 секунд.

Выполните то же упражнение на другую ногу.

Растяжка большого пальца

goop.comgoop.com

Предотвращает воспаление сухожилий.

Расположите большой палец в углу или на выступе стены так, чтобы он смотрел вверх. Остальные пальцы и подушечки стопы должны лежать на полу. Опирайтесь на стену не только кончиком пальца, а большей частью его поверхности. Нога должна быть согнута в колене.

Вам нужно растянуть мышцу, которая называется длинным сгибателем большого пальца стопы. Она идёт от пальца через стопу и поднимается до икры. Эта мышца работает, когда мы поднимаемся на носочки или встаём на каблуки, танцуем или прыгаем.

lifehacker.ru